Просмотров 81

Ранний фотопортрет хоть и стал более доступен, чем живописное полотно, всё ещё имел много степеней свободы, авторство портрета играло ведущую роль в получении результата. Грамотные, опытные живописцы брались за камеру-обскуру и осваивали новые возможности, которые по-прежнему базировались на академической школе, на духовном труде и на личном выборе. Рейландер, Робинсон, Надар, Этже и другие мастера дали нам прекрасные примеры портретного служения в области фотографии.

Однако уже к середине XIX века в культурной среде возникло явление «carte-de-visite», по сути, это было изображение человека на отпечатке 6х10 см. Портретная задача не ставилась, важна была репрезентация внешности и собственно наличие подобных карточек. Побуждающим мотивом был бизнес на визуальном голоде обывателя и его же тщеславии. Дагерротипия была недешевым развлечением, а т. н. «визитка» стала доступна широким массам обывателей. Визитки не только носили и представлялись ими – визитки коллекционировали, ими гордились и выставляли напоказ. Приличным гражданам для выхода в свет необходимо было представиться, и визитки вошли в моду, спрос на них превзошёл все прогнозы. Необходимо было иметь визитки для разных случаев; причёски, головные уборы и платье тоже тщательно продумывались; престижно было иметь визитку от модного фотографа. Спрос породил предложение, тысячи малограмотных ремесленников освоили рынок фотографических услуг населению, и чтоб остаться у дел, многим портретистам пришлось сцепить зубы и закатать рукава. Прирожденный портретист Надар называл визитки «визуальной пошлостью», но для удержания рынка был вынужден производить тысячи карточек с гордым, золоченым вензелем «N» (ранее свою подпись Надар ставил только на самые удачные портреты). Визитка на определённом этапе стала бумажной предтечей нынешней моды – Instagram.

Значение истинно портретных работ и спрос на них несколько снизились, но еще долгие годы портрет в фотографии был вполне авторской работой. Например, портреты Маяковского от Наппельбаума и Родченко разительно несхожи, но в обоих проступает стиль и мощь портретиста, которая подчёркивает личность портретируемого. В обоих случаях черты портретируемого акцентированы автором портрета, но выделены разные черты и аккумулированы разные эмоции.

Дальнейшее развитие фотомедиума, средств массовой информации, затем кино и телевидения, а теперь и виртуальных просторов Интернета стало все более настойчиво, временами агрессивно формировать тот шаблон, который теперь почти абсолютно доминирует в стилистике изображений  представителей человечества. Бывший зритель, а ныне спектатор, оценивает работу оператора по его способности угадать текущий тренд и повторить наиболее «шаблонные шаблоны». Референт не интересен никому, включая его самого, важно прокрустово ложе, шаблон медиума. Портретная работа, как мы её определили выше, полностью лишена смысла. Спектатор сличает изображение с шаблоном, который ему навязал сам же медиум. Если изображение не соответствует каким-то едва уловимым визуальным признакам – оно прекращает свое бытование, оно теряется, растворяется в потоке миллионов безликих фотокарточек, которые более или менее соответствуют текущему тренду.

02 Окт 2017 в 13:15. В рубриках: Арт-заметки. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Навигация

Рубрики

Поиск

Архив

Наш город

Подписка

  • Наша группа Вконтакте
  • Подписка на Фейсбук
  • Подписка на Твитер