Просмотров 38

Символика, которая с эпохи Средневековья подразумевала определенный мистический смысл, постепенно приобретала прагматическую и психоаналитическую интерпретацию, сконцентрированную вокруг Эроса и Танатоса. Признавая только пользу и функциональность, стремясь усовершенствовать предметную среду, окружающую человека, художники-конструктивисты считали излишними декоративные мотивы, отвергали национальные традиции. Искусство стало вторгаться в повседневную жизнь, его общественные функции становились все более разнообразными. Возникли новые виды художественной деятельности: кино, реклама, дизайн. Сам маэстро Гауди уже был далек от этих вопросов и принципов, поскольку сохранил верность неоготическому стилю, пришедшему на смену ускользающему романтизму и повсеместной декоративности. Архитекторы модерна никогда «дословно» не цитируют природу, созданные ими формы совершенно абстрактны, придуманы, но наделены такой мощной динамикой, что кажутся живыми. Благодаря Гауди «закостенелые» средневековые витражи снова ожили и были приспособлены под современные функциональные задачи, образуя созвучный дуэт с кусочками цветной мозаики. Наряду с этими приемами в работах Гауди нашлось место и для древнегреческой полихромии — многоцветной окраски сооружений с монументальной росписью (здесь фантазия позволяет применить сграффито, фреску или кистевую роспись). Ему удалось добиться потрясающих результатов при помощи использования местных натуральных материалов, таких как песчаник, известняк, мрамор, позволяющих выгодно обыгрывать взаимосвязь между основной и декоративной поверхностями. Одним из любимых им приемов было включение рельефа и круглой скульптуры в общую композицию, с чего начиналась ренессансная живописная традиция Мазаччо и что способствовало обогащению символической составляющей архитектурного сооружения. В соборе Святого Семейства (1882) одним из ключевых символов становится фрактал. В самом общем смысле мы можем интерпретировать его как структуру, из глубин которой разрастается целая система: в случае с декоративно-прикладным искусством — узор, конструкция, образ или идея. Сам теоретик Б. Мандельброт дал следующее определение своему феномену: «Структура, состоящая из частей, которые в каком-то смысле подобны целому» [4, с. 19]. Элементарным примером может служить снежинка, образованная целой серией мелких узоров, которые, в свою очередь, состоят из более мелких единиц и выглядят уменьшенной копией целостного объекта — таким образом, фрактальная структура многоуровневая. В философской досократической мысли метафизик Демокрит Абдерский повествовал о мире как о движущейся материи, состоящей из атомов разного размера и порядка; то же самое мы можем сказать о фрактальной структуре, которая сопоставима с движущейся материей в виде универсума и состоит из фрагментов, мотив которых повторяется при любых изменениях масштаба. Черта, интерпретируемая как самоподобие, принципиально отличает фрактал от прочих объектов классической геометрической науки. Поскольку строительство собора продолжается и по сей день, то мы с уверенностью можем сказать, что в его основе фрактал символизирует бесконечность, неопределенность и многослойность.

16 Мар 2018 в 11:34. В рубриках: Арт-заметки. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Навигация

Рубрики

Поиск

Архив

Наш город

Подписка

  • Наша группа Вконтакте
  • Подписка на Фейсбук
  • Подписка на Твитер