Просмотров 152

В постмодернистской литературе отброшен исходный текст (Божественное творение), поэтому постмодернистское «письмо, отказываясь признавать за текстом (и за всем миром как текстом) какую-либо «тайну», то есть окончательный смысл, открывает свободу контртеологической, революционной, по сути своей, деятельности, так как не останавливать течение смысла – значит в конечном счёте отвергнуть самого бога и все его ипостаси – рациональный порядок, науку, закон» [1, с. 390].

Одним из проявлений постмодернистского изгнания сакрального из религии есть то, что «секуляризованная духовность» стремится заменить сакральные слова богослужения обычными словами. Подобные тенденции характерны для некоторых современных «христианских» сект и деноминаций, где во время богослужения произносится не сакральный текст «во имя Отца и Сына и Святого Духа», а, по сути, «профанная» формула «именем творца, освободителя и покровителя». Таким образом, весь предшествующий мистический опыт, существующий в христианской традиции, практически полностью игнорируется в религиях «Нового века». Сакральный и мистический ритуал молитвы подвергается во многих «неорелигиях» максимальной рационализации, а отношения между человеком и божеством приобретают утилитарный характер.

Постмодернизм стремится исключить из современной культуры идеи, так или иначе связанные с сакральными ценностями. Беспокойству по поводу спасения души, вопросам о смысле жизни или памяти о смерти в постмодернистском сознании не находится места. Все это, с данной точки зрения, представляет собой беспредметные «останки» эпохи, которая давно отошла в прошлое и в настоящее время лишь создает препятствие человеку на пути к достижению «абстрактного счастья».

Вопрос о разумности бытия, который ставился выдающимися умами человечества еще со времен ранней античной философии, в постмодернистском сознании потерял свой смысл. Это способствовало и кардинальному изменению эстетической парадигмы с ее постоянной ориентацией на категорию прекрасного.

Десакрализация культуры в постмодернизме претендует на то, чтобы быть «полной и окончательной». Это обусловлено, прежде всего, тем, что постмодернистская культура и мироощущение характеризуются разрушением иерархии ценностей, которая складывалась веками, а также разрушением бинарных оппозиций. В постмодернизме все является равноценным, и нет ничего святого [17, с. 18]. В работе «Экстаз коммуникации» о такой «духовной ситуации» в современной европейской культуре откровенно говорит один из теоретиков постмодерна Ж. Бодрийяр: «Западная культура в конце века вообще перестала признавать, что на свете есть что-то недосказанное, что-то скрытое, т. е. что-то такое, что должно оставаться тайным, например, что-то „святое”» [Цит. по: 17, с. 17]. Другой выдающийся представитель философии постмодерна Ж. Деррида ратует за радикальную «деконструкцию» предшествующих религиозных и философских традиций.

15 Фев 2017 в 11:43. В рубриках: Кризис антропности. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Навигация

Рубрики

Поиск

Архив

Наш город

Подписка

  • Наша группа Вконтакте
  • Подписка на Фейсбук
  • Подписка на Твитер