Просмотров 185

Как говорит композитор: «Я никогда не ставил своей целью следовать какой-нибудь из существующих стилевых систем либо опровергать её» [Там же, с. 23]. Разумеется, каждый, кто начинает писать музыку, встречается лицом к лицу с комплексом традиций — и многовековых, и современных. Именно поэтому творчество Г. Канчели очень сложно отнести к какой-либо системе стилевых особенностей. Визитной карточкой стиля композитора являются ясность музыкального языка и формы, а также резкие динамические контрасты и темповые сопоставления. О его яркой динамике было немало споров. И сам автор говорил о том, что динамические крайности — это не только особенность музыкального мышления, но и выражение характера. Художника часто упрекали в приверженности раз и навсегда определившейся образной сфере. Когда  создавались симфонии, многие утверждали, что Четвёртая повторяет Третью, Пятая — Четвёртую, Шестая — Пятую. Но это далеко не так. Семь его симфоний — это семь заново прожитых жизней, семь глав эпопеи об извечной борьбе добра со злом, о трудной судьбе красоты. Каждая симфония — законченное художественное целое. Различны образы, драматургические решения. Все симфонии образуют своего рода макроцикл с трагическим прологом (Симфония № 1, 1967 г.) и «Эпилогом» (Симфония № 7, 1986 г.), который по замыслу автора, подводит итог большого творческого этапа. В этом макроцикле Четвёртая симфония (1975 г.), отмеченная Государственной премией, — и первая кульминация, и предвестница перелома. Две её предшественницы вдохновлены поэтикой грузинского фольклора, прежде всего церковных и обрядовых песнопений, заново открытых в 60-х годах. Вторая, носящая подзаголовок «Песнопения» (1970 г.), — самое светлое из произведений   Г. Канчели, утверждающее гармонию человека с природой и историей, незыблемость духовных заветов народа. Третья (1973 г.) подобна стройному храму с традициями грузинской хоровой полифонии. Четвёртая симфония, посвящённая памяти Микеланджело, сохраняя цельность эпического мироощущения, драматизирует его размышления о судьбе художника-титана,  оказавшегося по-человечески бессильным перед лицом трагического бытия. В  Пятой (1978 г.) композитор отдал дань уважения памяти своих родителей. В симфонии отражена тема времени, неумолимого и немилосердного. Всё произведение окрашено глубоко личной болью. Шестая (1979 — 1981 гг.) воспевает образ вечности, музыкальное дыхание в ней становится шире, контрасты укрупняются, тем самым заостряя трагические конфликты.

02 Дек 2015 в 14:23. В рубриках: Арт-заметки. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв