Просмотров 193

Совершая переход из метафизики в онтологию, музыкальное бытие выступает из тишины как потенциальность и разворачивается в виде длящегося настоящего, т. е. актуализируется. Момент перехода из чистого ничто есть точка высочайшего напряжения: вспомним ауфтакт – пред-бытие, пред-сейчас. Всякая музыкальная пауза есть ауфтакт события, постоянный знак изначально нарушенной тишины, усиливающий напряженность звукового потока и цементирующий проистекание музыкального логоса в единой драматургии формы.

Тишина как сплошность ничто, равно как и предвосхищающее молчание голоса, суть метафизические основания музыкального бытия. Его, бытия, онтология дана в звучании, но метафизика присутствует неизменно.

Музыкальное бытие содержит в себе всю эволюционную историю антропогенеза – от зарождающихся складок гортани до электронных синтезаторов. В данном случае онтологический носитель значения не имеет. Значима сама идея звучащего континуума.

Как уже говорилось, тишина и молчание – не одно и то же. Тишина есть сплошность и ненарушенность целого, где не обозначены события и где в равной степени указанные события могут и не могут случиться.

Молчание подразумевает голос, т. е. оно социально (антропно) маркировано. Оно – уже онтология, ибо значит и означает. Голос есть взрыв и выход из потаенности: так обозначает себя бытие, посредством голоса беря на себя континуум, «стаскивая» к себе, как к центру, пространственно-временные координаты.

Есть ли абсолютная, «чистая» тишина? Нет. Она возможна лишь как метафизическое условие бытия голоса точно так, как в пределе мышления лежат метафизические основания, за которые нельзя выйти, поскольку трансцендентное всегда предшествует и не бывает вторично.

Теперь о голосе. Акустически голос есть звук; онтологически он также звук, хотя только звуковой характеристикой ситуация не ограничивается. Единичный звук высотен; голос – интонационен. Отсюда он сразу же устремлен к смыслу. Звук – сигнал; голос – сообщение. Звук нейтрален и безадресен; голос – интенционален и apriori обусловлен как человеческий голос. В этом суть всякого инструмента и инструментализма в целом: инструменты модифицируют, усиливают, трансформируют голос, в конечном счете освобождают его от биологического носителя, ни на йоту не снимая его генезис. В этом мощное антропное основание музыки как таковой.

02 Окт 2017 в 14:04. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв