Просмотров 9

Набоков жил, работал и ревниво ждал присуждения Нобелевской премии, но не дождался.

Реакция на характер Набокова не замедлила сказаться. Молодая эмигрантская поросль его не приняла. Охладели к нему и представители старшего поколения Бунин, Куприн. Они считали его талантливым «пустоплясом», ибо он эпатировал, демонстрируя равнодушие к религии и отвращение к совместным социальным акциям.

Никто не может поставить под сомнение виртуозность набоковского языка. Он мастер, у которого нет ничего банального и лишнего, но нет и проникновения в сущность заявленной проблемы. В каждом случае у него своя правда, но далеко не всегда истина.

Владимир Набоков признает только Пушкина и Толстого, Гоголя и Тютчева. Для него они авторитеты, но… не учителя. Его прельщает язык литературы, но его не интересует связь литературы с общественной жизнью.

Как виртуоз языка он демонстрирует новые методы, приемы, забывая, что язык – душа культуры. Вопросы духовности его не трогают. Без особого напряжения Набоков перешел из российского «Дома» в американский, адаптировав прагматику и приоритет формы. Остается только гадать: американское видение мира и его оценка – это реальность или маска игровой ситуации человека, заявившего о своей «беспаспортной душе»? Он претендует на статус гражданина вселенной. Как и насколько эти претензии обоснованы, покажет только будущее.

Писатель внес свой вклад в интернационализацию массовой культуры, развитие которой уничтожает национальную культуру, но вряд ли это явление можно считать своеволием. Это скорее реакция общества переходного периода. Мы знаем, откуда мы, но не знаем, куда мы, во что это выльется завтра.

Набоков полагает, что любых идей следует избегать, ибо даже великие идеи – это чаще всего пустая болтовня. Проекты, в основе которых лежат идеи, нередко трансформируются в прожекты, и тут Набоков прав, хотя из этого не следует его абсолютная правда.

Набоков оставил нам новояз, заставил задуматься над проблемой свободы. Он полагает, что «свобода есть рабство», ибо она связана с ответственностью за свои поступки. Пребывая вовне, «герой» остается и внутри, переживая свое «я», отличное от других, а общество требует абсолютной прозрачности намерений, единства слова и дела. Ситуация усугубляется раздвоением человека, диалогом через выражение «быть или не быть» в каждом конкретном случае.

16 Июн 2020 в 10:07. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв