Просмотров 43

Развитие диалогического метода преподавания (и формирование соответствующих навыков мышления) происходило по направлению lectio – quaestio – disputatio. В частности, процедура disputatio означала введение в диспут фигуры оппонента. Dіsputatіo выглядит следующим образом: «1. Имеет место регулярно воспроизводимая, институционально упорядоченная дискурсивная форма с твердо установленными дискурсивными правилами; 2. Диспут имеет три основные части: (а) главный вопрос, тезис к нему; (b) различные противоречащие друг другу решения этого вопроса, предложенные на данный момент; (с) ответы, представляющиеся достоверными; и 3. Процедура диспута требует участия трех лиц: (а) магистра, который осуществляет общий контроль над всеми связанными с диспутом процессами, начиная с выбора темы и заканчивая редактированием и изданием стенограммы дискуссии; (b) оппонента (opponens), который должен оспаривать основной тезис, связанный с главным вопросом, выдвигая, по возможности, наиболее сильные контраргументы; и (с) ответчика (respondens), введенного с 1230 г., который, в свою очередь, должен опровергать контраргументы оппонента. Кроме того, ответчик должен вынести определенное предварительное решение» [Там же, с. 197].

Благодаря этому развитию специальных формальных процедур, определяющих специальное «обучение» ума, в Средние века «диалогическая ситуация лишается своей натуралистичности и становится онтологическим основанием, т. е. основанием нового типа рассуждений в рамках философского и логического анализа: что-то полагается существующим в мире, который изменяет способы утверждения о нем» [21, с. 61]. И несмотря на формализованность самих диалогических процедур, они не теряли связи с глубинными экзистенциальными процессами в мыслящем человеке, в результате чего «в Средние века формируется восприятие бытия sub specie dialogi в связи с целью рационального освоения области того, что открывается в Откровении» [Там же, с. 71]. Мышление и вообще восприятие бытия sub specie dialogi определялось самым первичным источником всякого знания, которое понималось как активно-творческий ответ разума на Божие Откровение. Вместе с тем, по словам Й. Хейзинги, «соревнование было определяющей чертой всего развития схоластики и университетов. Мода на проблему „универсалий” как центральную тему философской дискуссии, которая привела к расколу на реалистов и номиналистов, была, очевидно, агональной в своей основе, представ в основополагающей потребности людей делиться в споре на противоположные стороны. Принятие той или иной стороны неотделимо от роста культуры. Обсуждаемый вопрос может быть относительно не очень важен, но в данном случае он стал решающим для развития человеческого духа» [8, с. 178]. Таким образом, акцентированная агональность диалога была присуща и средневековой культуре Запада.

Следующий существенный поворот в понимании диалога произошел в эпоху Возрождения. Этот поворот имел свои корни в христианском понимании уникальности и ценности каждой человеческой личности, однако трансформировал его уже в секулярном духе, т. е. это уже было понимание уникальности человека не с точки зрения его отношения к Творцу, а с точки зрения «горизонтальных» межличностных отношений как относительно автономной и самоценной сферы бытия. Вследствие этого новая «композиция диалога, как отмечает Л. М. Баткин, соответствует ренессансной способности брать совершенно разные духовные позиции как взаимно и равным образом необходимые, согласовывать их для приближения к неисчерпаемой истине, использовать как однопорядковые и, соответственно, не окончательные» [4, с. 129]. Впрочем, такое понимание сущности диалога, хотя и приобрело секулярные черты, все равно оставалось сущностно укорененным в евангельском понимании истины.

30 Дек 2020 в 11:04. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв