Просмотров 88

Постепенно уходящий с культурной сцены постмодернизм был и пока еще остается чрезвычайно провокативным стилем эпохи, не столько открывающим современникам глаза на окружающую их действительность, сколько заставившим их решать головоломки о времени, мире и человеке, подчас превосходящие тайны неразгаданных древних письменностей. Особая сложность постмодернистских произведений объясняется множеством историко-культурных обстоятельств, кумулятивно-синергетическим характером самого стиля эпохи, невероятным повышением уровня эстетических задач и сознательной закодированностью не только смысла произведений, но и его стилевой и языковой ткани [5, с. 48].

В культуре второй половины ХХ века доминантными понятиями, которые определили картину мира самой постмодернистской эпохи и порожденных ею литературных произведений, стали: «кризис европейской или христианской эпохи», «человек без свойств», «деградация человеческой личности», «децентрация», «дегуманизация», «кризис цивилизации», «конец культуры» и т. п.

В значительной степени этим особым языком была интертекстуальность, достигшая в постмодернизме кульминационного развития и также принявшая тотальный стилевой характер, где за каждым словом, не говоря уже о персонажах, скрывалось несколько прецедентных линий и пластов. Одной из самых больших проблем постмодернистского текста с его чрезвычайной плотностью интертекстуальности является именно проблема реципиента, гипотетического получателя сложного, глубоко закодированного авторского послания-предупреждения.

Само понятие «интертекстуальность», как правило, ассоциируется с постмодернистскими произведениями и не всегда осознается как онтологическое свойство художественного текста, которое по-разному проявляет себя в различных художественных направлениях и стилях эпохи.

Однако постмодернизм довел концентрацию интертекстуальности до беспрецедентного насыщения. Р. Барт ассоциировал феномен интертекстуальности с принципиальной «подвижностью текста» [2, с. 39], то есть его неизбежной открытостью по отношению к традиции и к современной коммуникации.

Постмодернизм, доведя до кульминации очень многие эстетические явления, обнажил внутренние механизмы, структуры и коды художественного текста и трансформировал их, в том числе отразил новое представление не только об авторе, но и о читателе. К  субъекту  восприятия  постмодернистского  текста/интертекста чрезвычайно возросли интеллектуальные требования,  предполагающие  его полную  и  желательно  исчерпывающую  культурную и  эстетическую осведомленность в перенасыщенном интертекстуальном  пространстве современной мировой  литературы,  которую  У.  Эко,  моделируя  своего  «образцового читателя», сравнил с «интертекстуальной энциклопедией»  [5,  с. 64].

16 Мар 2018 в 10:47. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв