Просмотров 81

БЫЛОЕ…

В давние эпохи, когда ещё не бытовал медиум фотографии, портрет был вотчиной живописцев, графиков, скульпторов, литераторов; портрет всегда был не только визуальным, но и словесным, текстуальным явлением. Портреты в ту эпоху были роскошью, их было на порядки меньше, чем в наше время. Отчасти по этой причине бытовало иное к нему отношение и портретируемых, и авторов, и зрителей. Портреты были роскошью и, конечно, доступны далеко не всем, потому оценивались по отличным от современных критериям. Сегодня можно услышать из уст экскурсовода или даже искусствоведа фразу о том, что «…благодаря работе великого «Х» мы можем увидеть облик знаменитого имярек». Однако достаточно сравнить портреты одного человека, выполненные разными живописцами, чтобы понять: портретное сходство не заключается в облике. У художников тех времен был собственный стиль, они не пытались подходить к своему труду с общих позиций, Веласкес не походил на Тициана, Репин не подражал Серову, и наоборот.

Портретное сходство, прежде всего, сходство эмоций! Эмоций, полученных автором портрета от своей модели, и эмоций зрителей от полотна художника. Сегодня нет никакой возможности узнать точное количество морщин и бородавок на лице папы Иннокентия Х, да и зачем нам это? Намного интереснее постичь, какова эмоциональная составляющая его личности. Представляется, что именно это всегда было задачей настоящих портретистов.

Портрет был картой, автор – путеводной звездой, его стиль, визуальные приёмы и композиционные решения – компасом. Наградой в этом путешествии была неистощимая эмоциональная энергия, которую автор совместно со своей моделью вкладывали в портрет, то, что иногда называют «душой портрета». Хороший, живой портрет изредка поглядывал или пристально смотрел на своего зрителя, принуждая его ещё и ещё раз к духовному труду, награда которому – катарсис эмоционального освоения мира. До широкого распространения фотографии портретов было относительно мало. Портрет был событием, портрет был таинством. Но самое главное – никто, кроме автора, не диктовал «текст портрета», автор имел практически полную свободу самовыражения, которая была очерчена только его желанием и талантом.

Портретист был медиумом эмоций портретируемого к зрителю, это было таинство переноса и даже аккумуляции эмоциональных и духовных аспектов личности, в каком-то смысле вариантом его нетленного существования.

02 Окт 2017 в 13:15. В рубриках: Арт-заметки. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Навигация

Рубрики

Поиск

Архив

Наш город

Подписка

  • Наша группа Вконтакте
  • Подписка на Фейсбук
  • Подписка на Твитер