Просмотров 24

Термином «песня», происходящим от греческого «айден» («петь»), в Древней Греции называли стихи, которые распевались на известные мелодии. Этим же термином называли бесчисленные композиции самого разного характера – от радостно-приподнятого до печального и даже похоронного. Подобная особенность использования данного термина в раннехристианскую эпоху создает трудности для выявления характерных черт «духовных песен» первых столетий нашей эры [5, с. 23].

В качестве наиболее яркого примера духовной песни можно привести пение «аллилуйя», мелодическая линия которого украшена многими мелизмами. Скорее всего, именно этот жанр отражен в словах Августина: «Тот, кто радуется, поет не слова, а создает какое-то звучание веселья без слов: ибо это голос души, которая разливается» [Цит. по: 5, с. 22].

Как видим, жанры псалмов, гимнов и песен не были изобретением христианской эпохи. Христианство наметило определенную направленность образов, специфический эмоциональный тонус, а новые тенденции в развитии приёмов музыкальной выразительности в названных жанрах определили эволюцию музыкального мышления.

В православной церкви, как известно, во время службы практикуется только пение, игра на музыкальных инструментах не применяется. Этот основной принцип был утвержден еще в І – ІІ веках. Однако в начале распространения христианства обстоятельства были иными. С апостольских времен православная церковь постепенно увеличивалась, расширялась и принимала в своё лоно представителей различных народов. Новообращенным христианам вначале разрешалось петь так, как они привыкли петь раньше, до обращения. Поэтому они наряду с духовными песнопениями использовали и музыкальные инструменты. Так, на вечерах любви пели псалмы в сопровождении флейты и свирели. В дальнейшем этот обычай сохранялся в Александрийской церкви, где святитель Климент заменил использовавшиеся ранее музыкальные инструменты на арфу. Однако вопрос об использовании музыкальных инструментов в богослужении существовал. В книге мученика Иустина «Певец» говорится, что «петь Богу на бездушных инструментах и кроталах не допущено, как и все присущее детям или несовершенным в разуме» [Цит. по: 10, с. 371]. Приблизительно об этом же высказывался и святой Климент Александрийский: «Словом, а не древним псалтырем, трубою, тимпаном или флейтой нужно прославлять Бога. Если Бог и допустил в Ветхозаветной Церкви пение, которое сопровождалось игрой на музыкальных инструментах, то это только по одной причине, слабости, малодушия и беззаботности иудеев» [Цит. по: 8, с. 46].

01 Ноя 2018 в 12:27. В рубриках: Арт-заметки. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв