Просмотров 208

Современная шоу-индустрия, продюсеры с бессознательной проницательностью уловили ценность и специфику серьезности развлекательного комплекса в новом массовом обществе. Шокирующее воздействие композиторской экспериментальной музыки на массового слушателя быстрыми темпами расширило аудиторию популярной музыки. В социальном плане крушение прежней сословно-групповой дифференцированности общества привело к утрате людьми естественных критериев самоидентификации. Потеря чувства принадлежности к конкретной общности порождает одиночество, печаль, экзистенциальный стресс, определяющий имиджи массовой культуры. Его-то и положила поп-музыка в основание своей интерпретации ценностей развлекательных констант, а также имиджевого выбора.

«Любовь» в современной популярно-развлекательной музыке — это фундаментальная ценность, преобладающий стимул развлечения, обусловленный экзистенциальным стрессом, отчужденностью индивидов в массовом обществе, технократичностью общества потребления, недостаточностью коммуникации, что компенсируется развлечениями. Согласно концепции истории музыкальной культуры Т. Чередниченко, в первой половине ХХ века доминантой эстрадного имиджа становится «сладкая пассивность», во второй половине — «терпкая активность». То и другое имеет отношение к любви. «Сладкая пассивность» в любви — это имидж, определяющий эмоционально-ценностные ориентиры в популярной музыке, это как бы женская модель чувства. Этот тип имиджа, по концепции Чередниченко, формирует три модели имиджа шлягера: «южную», «западную» и «советскую». «Южный» шлягер опирался на поэтико-музыкальную модель танго. Его главный мотив, как в знаменитом «Утомленные солнцем», — расставание влюбленных, одиночество и сожаленья «Его» [6, с. 177]. «Западный» шлягер достиг чистоты стиля в США. Голливудские кинопесни, транслирующие «фокстротно-чарльстонную бодрость», были обогащены джазовыми «присвингиваниями», которые обозначали легкую непосредственность в общении и динамическую незакомплексованность, взаимность чувств, означавшую отсутствие вообще каких-либо проблем. В «советском шлягере» прекрасная ностальгия и бодрая беспроблемность скрестились с коллективистским оптимизмом, музыкальным знаком которого стал марш. В этой музыке любовь как главная развлекательная тема сблизилась с «партией», «Родиной», «советским народом», «комсомолом», «армией» и другими темами гражданственного репертуара, внешне противостоящего эстраде, подобно средневековой церковной музыке, которая противостояла увеселительному творчеству жонглеров» [6, с. 179].Соответственно, советская массовая песня становится ведущим жанром музыкальной культуры, культивируемым властью и идеологией, но главное, что отличало ее от западного шлягера, — это отсутствие коммерческой составляющей. Таким образом, советская массовая песня предстает как богатый мир образов и тем, чутко восприимчивый к запросам времени.

15 Фев 2017 в 10:47. В рубриках: Кризис антропности. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв