Просмотров 86

Грандиозная идея интегрировать «европейские подстриженные газоны и „одомашненные” произведения садово-паркового искусства» [5, с. 5] с обширными зонами ландшафта пришла американцу после посещения Англии, где он почти полностью посвятил себя занятию фермерским хозяйством. Хотя некоторые критики считали неприемлемой выверенную элегантность английских земель для североамериканского образа жизни, неотъемлемого от диких природных пейзажей с их угрожающей бесконечностью и ледяной гладью Великих озер. Обуздание природного хаоса ради гармонии с человеком привело архитектора к сотворению многих крупных проектов ландшафтного урбанизма, львиную долю которых составляют парки отдыха. Основным толчком для этого стало стремительное развитие промышленности в середине XIX века, но с пришествием эпохи постмодернизма, фундаментом которой считается циничное, полное обесценивание отношений между человеком и природой, возникла необходимость не просто преодолеть техногенный напор, но напомнить обществу об истоках его происхождения и обеспечить экологическую безопасность подрастающему поколению, попутно прививая ему парадигму моральной ответственности за потребление природных ресурсов, вернуть в жизненный поток чувственное созерцание.

Современный ландшафтный урбанизм культивирует значимость так называемых субурбий – живописных пригородов, свободных от шумных «третьих» мест, крупных производственных предприятий, многолюдных спортивных комплексов и супермаркетов. Плавное их сращивание с центром города посредством озеленения аллей и бульваров дает возможность стереть границу между рабочим и домашним пространствами, приближая проекты к европейским образцам. Один из ключевых тезисов ландшафтного урбанизма, о котором говорил впервые употребивший этот термин автор П. Коннолли, постулирует текучесть биологического и социального времени и пространства. Однако если природа сама по себе склонна к самовосстановлению и цикличности, то вторая природа нуждается в участии своего создателя, человека. Отсюда следует, что объекты планирования городской среды должны предусматривать эту переменчивость и воплощать в действительности только те, которые будут дополнять собой эти естественные сезонные метаморфозы, а не противостоять им.

Развитие данной идеи часто предполагает объединение усилий нового и ландшафтного урбанизма, итогом которого становится создание устойчивой гуманной среды путем реновации заброшенных территорий и адаптации рукотворных локаций к тонкостям территориального расположения, климатических условий и т. д. Наглядным примером такой позиции можно считать родину автомобильной промышленности – некогда опустевший Детройт, а также Дублин, внутри городской среды которого успешно соседствуют заболоченные природные участки, вошедшие в архитектонику парка Father Collins, жилые комплексы, сельскохозяйственные угодья католической общины, благодаря чему зеленая и социально-ориентированная инфраструктуры поддерживают друг друга. Это говорит о критическом осмыслении разнородных результатов научно-технического взрыва XX века постиндустриальным обществом, однажды пожелавшим взять под контроль природные технологии в полном объеме.

09 Апр 2022 в 19:32. В рубриках: Арт-заметки. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв