Просмотров 380

В новелле музыка – первооснова и представляет собой некую оперную партитуру. Музыка звучит на каждой странице книги. Начинается новелла со звучания увертюры к опере Глюка «Ифигения в Авлиде», далее звучат отрывки из «Ифигении в Тавриде», кульминация знаменуется звучанием труб и литавр оперы «Армида»: «И он с таким выражением спел заключительную сцену «Армиды», что я был потрясен до глубины души. Здесь он тоже заметно отклонялся от существующего подлинника; но теми изменениями, которые он вносил в глюковскую музыку, он как бы возводил ее на высшую ступень.  Властно заключал он в звуки всё, в чем с предельной силой выражается ненависть, любовь, отчаяние, неистовство. Голос у него был юношеский, поднимавшийся от глухого и низкого до проникновенной звучности» [4, с. 200 – 202].

Писателю удается создать мистическую картину творения великим Х. Глюком музыки, и благодаря чувственности и образности художественного слова Гофмана эта музыка начинает звучать.

Литературным двойником Э. Гофмана стал Иоганнес Крейслер, поэтому в «Крейслериане» так много биографических фактов.

В 1810 году Эрнст занимал должности помощника директора, режиссера, заведующего репертуаром, композитора, оформителя сцены и художника по декорациям. Но эта многогранная деятельность не мешала ему писать, и постепенно начал появляться будущий главный герой – капельмейстер Крейслер, устами которого писатель будет выражать свою боль и радость.

Рассуждения капельмейстера Крейслера – эстетическая позиция самого Гофмана. То, что писатель делает главным героем музыканта, определяется общей тенденцией, характерной для всего немецкого романтизма, признающего музыку наиболее романтическим видом искусства [6].

Гофмановское мышление неразрывно связано с музыкальными ассоциациями. Музыка – по мнению Э. Гофмана, чудесный язык природы – часто становится основой сюжетных линий его литературных работ, а причастность героев к таинственному миру звуков отождествляется им с высокой степенью духовности человека. Музыка пронизывает «Житейские воззрения кота Мурра» и «Крейслериану», новеллы об операх Х. Глюка и В. Моцарта. Оригинальная интерпретация произведений венских классиков позволили автору, наделённому пылким воображением, воплотить известные сюжеты и события в совершенно ином, призрачном свете, где вымысел и реальность настолько тесно переплелись, что оказались абсолютно неотделимыми друг от друга.

01 Мар 2016 в 09:10. В рубриках: Культура: люди и судьбы. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв