Просмотров 271

Исторический аспект  исследования и  формирования гражданской политической культуры позволяет  конкретнее осмыслить причины и формы пробуждения крайних форм этнорадикализма и антитолерантности  на постсоветском пространстве. Так, в советской системе этнонационализм и сепаратизм в радикальных формах блокировались скрепами государственной идеологии и культивацией советского типа гражданской идентичности. Взаимосвязаны были  факторы командно-административной системы с ее политическим ядром КПСС, государственного способа производства с функционально-отраслевым принципом управления и министерско-ведомственным дирижизмом планового производства, потребления и распределения. В этих условиях закрепление собственной республиканской государственности и территории, права на развитие родного языка и культуры, например у украинского народа (украинского этноса), выбивало почву из-под ног у идеологов «самостийного украинского государства», не позволяло окукливаться радикальному национализму и на пространстве единой страны. Идеи «чистого украинства» с  антироссийской и антирусской направленностью Н. И. Гулака, Д. И. Донцова, М. С. Грушевского и др. националистов оставались вне социальной и организационной базы в Советской Украине. Но с ослаблением перестройкой и последовавшим затем распадом СССР при внешнем разрыхлении государственности и ошибках центральной власти открывалась дверь  обустройства новой государственности  в краткие исторические сроки и в условиях радикализации преобразовательных процессов в бывших союзных республиках.

На пространстве стагнирующего СССР пробуждается радикальный  национализм.  А с провозглашением СНГ  этноэлиты  «суверенных» республик в РФ активно включаются в перераспределение власти, собственности и ресурсов («чеченская нефть», «башнефть», «татнефть», «Алмазы России – Саха» и пр.).  Повивальные отцы СНГ санкционировали распад  единого советского государства и несут свою долю политической ответственности за череду самопровозглашений и трагедий народов на постсоветском пространстве. В 1991 г. в индустриальном Краматорске, тогда  еще процветавшей Донецкой области, в статье «Демократия или национал-радикализм?» автор предупреждал о национал-радикализме и «националистической мимикрии государственных структур» как  главных угрозах становления демократической Украины [3, с. 2]. Полинявшая партийная номенклатура и украинские националисты тогда только приступали к строительству самостийной государственности и этнокультурной автократии. В 2014 – 2015 гг. военизированный этнорадикализм с «квазизаботой» о территориальной целостности государства с культивацией  ненависти к русскоговорящему населению – гражданам Украины, отстаивающим и право на региональное самоопределение на Юго-Востоке страны, явили миру жесточайшие формы насилия и бесчеловечности.

01 Июн 2016 в 09:05. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв