Просмотров 143

Н. Г. Феденко

 Тот факт, что мир превращается в изображение,

отличает ядро современной мысли.

Мартин Хайдеггер

 

Проблема изучения феномена визуализации в современном искусстве важна, так как средства художественно-визуального искусства как способа описания бытия начинают перехватывать средства массовой информации, рекламы, индустрия развлечений. Таким образом, проблема изучения визуализации в современном искусстве приобретает актуальное значение, поскольку она непосредственно связана с мировосприятием и чувствами современного человека.

Несмотря на большой интерес к визуальному, само понятие остается до конца не изученным.

В философии понятие «визуальный образ» появилось не сразу: путь был долгим и тернистым. Начиная с античной философии времен Платона и Аристотеля, когда человек становится центральной темой исследования, у Платона в его мире вещей и мире идей образ рассматривается как отблеск чувственных эйдосов [13, с. 259]. Аристотель, развивая учение Платона об идеях, подчеркивает их формообразующие функции. Аристотель доказывает, что «идеал» – это лишь форма материи, где форма и материя не могут существовать друг без друга, но материи всегда присуще внутреннее стремление к «оформлению», к энтелехии [1, с. 351]. «Форма» («фюсис») Аристотеля – это обязательный атрибут существования любого идеального образа – «эйдоса» Платона – в каждом конкретном случае.

Евклидова геометрия дала толчок к развитию конгруэнтности, которая стала новым и вызывающим интерес до настоящего времени визуальным измерением. И именно Евклидова геометрия помогла отделить зрение от тактильности и слуха, что стало одним из первых шагов перехода человечества из мира звуков в мир визуального. И если «древнегреческая культура была основана на мире звуков, то римляне осуществили обусловленный алфавитной технологией перевод культуры в визуальные термины» [10, с. 35]. Афоризм Квинта Горация Флакка «Задача сводится к сотворению мира. Если известен предмет, слова придут сами» [9, с. 311] в XX веке перефразировал Умберто Эко: «Имей вещи, слова придут» [18, с. 27]. В 1994 году искусствовед из Базеля Готфрид Бем предлагает термин «иконический поворот», где роль визуального образа является основополагающей [2, с. 13]. Немецкий исследователь Патрик Эзель в 2005 году вводит термин «spatialturn» (пространственный поворот), рецензируя книгу «Структурирование пространства и ландшафта» [22, с. 208]. Суммирующим все повороты и одновременно фундаментальным является медиальный поворот, который опирается на признание за образом, языком, пространством и т. п. способами и условиями восприятия человека свойства медиальности. Согласно утверждениям Мориса Мерло-Понти, в любом восприятии есть момент «деперсонализации»: «Если бы я захотел точно выразить перцептивный опыт, мне следовало бы сказать, что некто во мне воспринимает, но не я воспринимаю» [11, с. 227]. Продолжая афоризм Горация и инверсию Умберто Эко, петербургский философ В. В. Савчук в книге «Философия после медиального поворота» констатирует: «Имей образ, вещи и слова придут» [15, с. 39] и далее, рассматривая образ как один из видов медиа, конкретизирует: «Имей медиа: образы, слова и вещи найдутся» [Там же]. Медиа сегодня выступают мощнейшим средством манипуляций, коммуникаций, взаимодействий между людьми. Медиа становятся подобны духу религиозного сознания. И именно в богословской среде начал подниматься вопрос об имманентности образа.

14 Окт 2016 в 20:35. В рубриках: Generation P. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Навигация

Рубрики

Поиск

Архив

Наш город

Подписка

  • Наша группа Вконтакте
  • Подписка на Фейсбук
  • Подписка на Твитер