Просмотров 40

В. Мартынов как представитель минимализма сравнивал данный музыкальный способ выражения с приближением к Духу. Описывая свое произведение «Страстные песни», он ссылается на Первое послание к коринфянам святого Апостола Павла (2. 1-5): «И слово мое и проповедь моя не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы, чтобы вера ваша утверждалась не на мудрости человеческой, но на силе Божией». Он утверждает, что если перевести эти слова из плоскости религиозной в музыкальную, то это может звучать как манифест минимализма. «В самом деле: отказавшись от соблазна множественных возможностей знания, знать только что-то одно, и зная только это одно, только это одно непрестанно повторять и повторять – не в этом ли заключается смысл и минимализма, и репетитивной техники?» [4, с. 215].

В своих трудах В. Медушевский высказался о внутренней структуре минимализма и его отношении к традиции следующим образом: «Минимализм есть техника оформления духовной жизни в звуках. Усмиряя прыгающее внимание, он останавливает привычный для нас лихорадочный бег сознания. <…> Минимализм двулик. Его корни – в традиции и в антитрадиции: в молитве и заклинании. В молитве кающийся человек жаждет очищения, преображения, богоуподобления, дабы сподобиться теснейшей жизни с Богом. В заклинании – хочет не меняться, а менять все вокруг, чтобы все было по щучьему <…> велению и моему хотению» [3, с. 6].

Изначально «новой простотой» называли музыку американских минималистов, но уже в 1970-х гг. этот термин стал обозначать простую по фонике, диатоническую музыку, которая создавалась без использования репетитивной техники. А. Пярт претворил в религиозном творчестве последнее толкование «новой простоты», соединив простоту высказывания с оригинальной техникой tintinnabuli (от лат. «колокольчик» – стиль и техника композиции, разработанные эстонским композитором А. Пяртом в 1970-х гг.). Композиторское мышление В. Мартынова основывается на репетитивном минимализме и аддитивно-субтрактных приемах развертывания паттерна, сложившихся у американских авторов в начале 1970-х гг.

Репетитивность, которая является атрибутом минимализма, в творчестве В. Мартынов играет важную роль в смыслообразовании. Бриколер практически сразу, сочиняя «простую» музыку, обратился к этому принципу в качестве парадигмы развертывания в своих религиозных сочинениях. Он утверждает, что «принцип репетитивности может проявляться не только в повторении формулы-паттерна. Повторение стиля, манеры композитора давно ушедшей или не столь отдаленной эпохи также могут рассматриваться как проявление репетитивности. Понятие репетитивности может быть распространено и на «новую простоту», и на «новую искренность», и на подобные им явления, и во всех этих явлениях могут быть усмотрены черты бриколажа» [Там же, с. 296].

16 Июн 2020 в 09:53. В рубриках: Арт-заметки. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв