Просмотров 154

Универсальна и жанровая дифференцированность фольклора. У разных народов есть магические жанры (терапевтические напевы, погодные заклинания, напевы удачи в охоте или войне, напевы, обращенные к духам-покровителям, заклинающие «злых духов» и т. п.); плачи и причитания (свадебные, похоронные); трудовые песни; музыка календарной и семейной обрядности; лирические песни; танцевально-игровые песни и наигрыши; эпические песни-сказания; «ситуативные» песни (застольные, дорожные и т. п.); «профессиональные» кличи, наигрыши (охотничьи, пастушьи, солдатские, бурлацкие и т. п.). Во многих культурах к этому добавляются песни социального статуса (детские, девичьи, мужские, женские) и др. Как видно из перечня жанров, народная музыка дублирует все аспекты жизненного мира человека, его распорядка и уклада. Она есть звучащая повседневность человека.

Вторым основанием, определяющим принципы формирования музыкального мышления популярной музыки, является менестрельная символика, которая сквозь новую звуковую атрибутику определяет феноменологию музыкального развлечения в целом (и более, всего развлекательного комплекса). Данная феноменология имеет два слоя, первый – фундаментальный – это антропологически укоренившиеся, общие для всех эпох, музыкальные интенции развлечений, второй – поверхностный – модные музыкальные тенденции, конкретизирующиеся и интерпретируемые под влиянием культурного контекста конкретной эпохи. Опираясь на феноменологическую методологию, рассмотрим эти слои.

Фундаментальный слой менестрельной символики, достигая своими корнями оснований всей символики развлекательного музыкального искусства Средневековья, формируется на основе нескольких культурно-символических комплексов развлечения. Это так называемый гедонистический комплекс «благополучной и красивой жизни» (или комплекс «обжорства», «сытого живота»), что идет от древнегреческих вакханалий и средневекового карнавального праздника (с его свободой, излишествами, пьянством, увеселениями, танцами и переодеванием) к современному состоянию «снятия стресса». Далее, еще комплекс «наслаждения ужасом» или сублимации, как символический и временный выход инстинкта агрессии из-под власти морали. Созерцание насилия канализирует агрессивность, с одной стороны, позволяя ей символически осуществиться, а с другой – снижает ее давление на психику. Важная константа развлечений связана с монотонностью проживания будней, которой увеселительный досуг противопоставляет яркость и пестроту. Развлекательная музыка «пестра» и как звучание, и как его антураж. С давних времен в ней господствовал принцип стилевого микса. Развлечение по своей природе противостоит несвободному времени – времени труда, выполнения разного рода обязанностей, подчинения всевозможным правилам и нормам. Поэтому главным содержанием всякого развлечения становится переживание свободы, принадлежности человека самому себе. Чтобы почувствовать раскрепощенную легкость и независимость от чего- или кого-либо, человек, во-первых, бесцельно тратит физическую и интеллектуальную энергию, «резвится», а во-вторых, «играет». Развлекательная музыка прочно связана с танцем, она провоцирует танцевальную игру телом, демонстрацию ловкости движений и пластической фантазии. Функции развлекательной музыки подразумевают переплетение извечного и сиюминутного. Чтобы нравиться и создавать атмосферу отдыха, песня или танцевальная пьеса должны быть в общих чертах предсказуемы. Ведь развлечение мало совместимо с интеллектуальным напряжением, с усилием ради усвоения чего-то нового и непонятного. По той же причине, по какой труд и долг подчас малоприятны, развлечение – всегда удовольствие, наслаждение.

01 Июн 2016 в 09:15. В рубриках: Арт-заметки. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв