Просмотров 18

Итак, после Второй мировой войны появление джаза в качестве отдельной музыки в более широкой культуре происходило параллельно с появлением иерархической концепции культуры. В «Эдинбургском обозрении» (1820) преподобный С. Смит задал себе вопрос, который должен был преследовать значительное число влиятельных американцев до конца XIX века: кто читает американскую книгу в четырех четвертях земного шара? Или идет на американский спектакль? Или смотрит на американское изображение или статую? Кто вообще обращает внимание на американскую культуру? [4]. Данный вопрос надолго занял мысли американского общества: а была ли это американская культура, на которую стоит обратить внимание в первую очередь? В течение столетия впечатляющее количество американцев задавали себе различные версии этого вопроса.

В биографии Н. Готорна (1879) Г. Джеймс создал свой знаменитый перечень недостатков американской культуры, подытожив, что у американцев были полностью исключены элементы современного человека с культурой, что упоминает М. Левайн [6]. Культура в конечном счете была полностью ликвидирована, потому что требовала определенных стандартов и авторитета, которых трудно было бы найти наравне с правильными и практичными американскими тенденциями. Настоящая опасность, с которой столкнулась Америка, как было объявлено в 1893 г., заключалась не в недостатке искусства, а в принятии низших стандартов [Там же].

Все чаще в последние десятилетия XIX века понятие культуры приобретает иерархические структуры в соответствии с определением культуры М. Арнольда, считающего, что это было лучшее из всего созданного человеком, о чем пишет П. Бюргер [3]. Эта практика различия «культуры» от меньших форм выражения стала настолько распространенной, что к 1915 г.
В. В. Брукс пришел к выводу, что между «высоколобыми» и «низколобыми» интеллигентами нет сообщества и середины гениальности [8]. Новая концепция культуры, которая стала популярной сейчас, по словам Ч. Айвза, черпала вдохновение и новые стандарты из Европы. Айвз попытался ввести американские идиомы в свою Сонату для фортепиано № 2, и, по его мнению, некоторые темы напоминают «Евангельские гимны» С. Фостера [5].

Арбитры музыкального вкуса так хорошо думали о достижениях своей собственной страны, что в 1884 г., когда критик Р. Г. Уайт был приглашен для написания истории американской музыки, он отказался от замысла из-за отсутствия американской музыки, о которой можно было бы писать. Американские составители псалтырей и учителя школы пения, по мнению Р. Г. Уайта, занимали такое же место в истории музыкального искусства, как и критическое обсуждение криков индейцев [8].

Были и такие, кто начал видеть в американцах, и в частности афроамериканской народной музыке, свидетельства коренной американской музыкальной традиции; так, например, М. Твен назвал эту культуру «самым прекрасным цветком» [7]. Того же мнения придерживался и
А. Дворжак, сказавший следующее: «Теперь я доволен тем, что будущая музыка этой страны должна основываться на том, что называется „негритянскими мелодиями”. Это должно быть реальной основой любой серьезной и оригинальной школы, которая будет развиваться в Соединенных Штатах» [8].

Эти представления слишком прямолинейны для своего времени, когда просто исключалась возможность того, что находившимся на вершине общества было чему поучиться у «мелодий плантаций» афроамериканцев, прочно обосновавшихся в «низших слоях общества». В 1890-х гг. бостонский критик У. Эпторп заявил, что симфония А. Дворжака «Новый мир» и Индийская сюита Э. Макдауэлла были тщетными попытками создать цивилизованную музыку цивилизованными методами из «варварского материала», что привело к простому апофеозу уродства, искаженных форм и варварского выражения [10].

09 Апр 2022 в 14:34. В рубриках: Generation P. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв