Просмотров 33

Эти элементы ученый называет культурными кодами, сочетание которых и представляет собой определенную «картину мира». Система соотношения этих кодов имеет стратификационную модель: коды зависят друг от друга по вертикали и по горизонтали. Академик выявляет эти коды на примере духовной культуры, а именно ее вербальной составляющей: обряд, текст (с опорой на языковые диалекты). В указанном ключе особенно важно восхождение к «праязыкам», которые экспонируют общий для современных языков содержательный план [2–4].

Еще одно издание Н. И. Толстого – «Язык и народная культура: очерк по славянской мифологии и этнолингвистике» – представляет собой сборник статей в ракурсе славянской этнолингвистики, который затрагивает все аспекты проблемного поля этнолингвистики: от общедисциплинарных вопросов через анализ архаических обрядов и ритуальных действий к семиотике фольклора. Так, язык вербальный, который трактуется как сила, пронизывающая все стороны культуры, служащая инструментом ментального упорядочения мира и средством закрепления этнического мировидения, рассматривается в изоморфном развитии с языком невербальным. И это становится возможным с помощью системы культурных кодов, общей для всех языковых воплощений. Соответственно, такой подход способен перенести методологические установки трудов академика на работы других научных направлений, расширив их теоретико-методологическую базу, что дает возможность более полно раскрыть тему. Например, в области этномузыкознания становится возможным применить опыт Н. И. Толстого при анализе музыкальных текстов.

Большой практический интерес в свете нашего анализа славянской музыкальной традиции представляют заметки ученого о народной демонологии. Последняя является важным и неотъемлемым звеном архаической славянской духовной культуры, в наши дни уже исчезающей, во многих зонах почти бесследно исчезнувшей, но в прошлом достаточно устойчивой и повсеместно распространенной. По своему происхождению она относится к дохристианским временам, к эпохе язычества, которая в несколько видоизмененных формах, по сути, продолжала существовать в жизни народной. С одной стороны, она синтезировалась с христианством, которое приобретало черты бытовые; с другой – резко противопоставлялась ему как нечто дьявольское. Народная демонология ярко отражена в поэтике фольклора (сказки, песни, пословицы, поговорки и т. д.), в традициях и обрядах, в народном вертепе и т. п. Пожалуй, ее главная характеристика – это многоликость, т. е. диалектность. При разной локации обитания и внешнего облика культурные коды нередко идентичны, что способствует отождествлению таких персонажей, или, как пишет Н. И. Толстой, «нечистиков». Их воплощение, согласно народным представлениям, может быть антропоморфным, зооморфным, бесплотным и зооантропоморфным. Последнее, полагается, самое позднее, но именно оно преобладает в современных литературных источниках.

Одним из характерных примеров можно считать русалку (вила, самовила, самодива и т. д.). Ее восточнославянское представление практически всегда антропоморфно. Зооморфное представление изредка высвечивает образы птиц и животных, таких как сорока, лебедь, белка, лягушка. Ее пространственная локация в более архаичных представлениях охватывает плодородные поля, а в более современном – водную стихию.

Другой персонаж, такой как домовик, несмотря на единый корень и внешнюю узнаваемость с демонологическим антропоморфным типом домового, которого в славянской мифологии представляют как духа-опекуна, имеет противоположное по отношению к нему семантическое и практическое значение. Так, на территории Западного Полесья домовик предстает как сущностью бесплотной (вредоносный дух, дух покойника или умершего колдуна), так и зооморфной (уж, ласка, летающий змей, птица).

Нередко демонологические персонажи в разных регионах имеют противоположную характеристику – от резко негативной до, наоборот, положительной. Так часто происходит именно с образом домового. Например, на южных землях Руси был распространен овинник (овинный домовой, гуменник, в Беларуси – ёвник). Он представлялся в виде сущности как зооморфной (черный кот с горящими глазами), так и антропоморфной (высокий парень с длинными волосами пепельного цвета). По наименованию духа ясно, что главной его функцией была защита запасов зерна.

09 Апр 2022 в 15:46. В рубриках: Культура: люди и судьбы. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв