Просмотров 64

Е. А. Капичина

 

В современной науке, которая пытается так или иначе осмыслить музыкальную культуру, возникает парадоксальная ситуация, когда музыковедческому и философско-эстетическому анализу подвергается лишь профессиональная опус-музыка, а популярная или массовая музыка остается практически «за бортом» научной мысли. При этом стоит заметить, что аудитория, воспринимающая и понимающая первый тип музыки, гораздо меньше по своему количеству, чем аудитория, слушающая и интересующаяся популярной музыкой. Чем сложней становится язык новой композиторской музыки, тем интенсивнее развиваются жанры популярной музыкальной культуры, создавая еще более ощутимую границу между элитарной и массовой музыкой.

Для начала нужно уточнить, что мы понимаем под определением «популярно-развлекательная музыка», и выяснить ее онтологические корни. Популярно-развлекательная музыка – это огромный пласт человеческой культуры, уходящий своими корнями в глубины фольклорной и менестрельной традиции. Это музыка, существующая для развлечения и отдыха как сфера обыденности человека, его жизненного мира. Она формируется на основе песенного формообразования как музыка, сопутствующая человеку в самых разнообразных событиях жизни, отсюда многообразие ее жанров и видов. Это инструментально-вокальная музыка, легко воспринимающаяся, доступная и понятная каждому, для восприятия ее не требуется интеллектуального напряжения и специальной подготовки.

Анализируя онтологические основания популярной музыки, в первую очередь мы можем говорить о ее антропологических и биогенетических истоках. Популярная музыка непосредственно вырастает из «жизненного мира» человека, из его обыденного бытия. Э. Гуссерль определяет «жизненный мир» следующим образом: «Мир людей и предметов, которые непосредственно окружают меня на протяжении всей жизни» [1, с. 321]. Мир, в гуссерлианской феноменологии, не столько физическое целое, сколько область ментального бытия, сфера сознания, человеческого восприятия и смыслополагания – мир, наделенный человеческим смыслом и заданный пространством индивидуального человеческого опыта. Он представляет собой результат конституирования сознания, пребывающего в естественной установке по отношению к миру, переживающего смыслы окружающего мира. В практико-аксиологическом аспекте эта установка проявляет себя как ангажированность сознания в раскрытом перед ним здесь-бытии конкретного сущего, как заинтересованность в мире, оформленная в музыкальной интонации. Обыденность человека конституируется сознанием, то есть выстраивается как результат синтеза всей области сущего, которое существует объективно, точнее, срез всей тотальности сущего, осуществленного в свете отдельных трансцендентальностей.

01 Июн 2016 в 09:15. В рубриках: Арт-заметки. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Навигация

Рубрики

Поиск

Архив

Наш город

Подписка

  • Наша группа Вконтакте
  • Подписка на Фейсбук
  • Подписка на Твитер