Просмотров 156

На протяжении ХХ столетия много было сказано о тяжкой ноше свободы. Еще в начале прошлого века Н. А. Бердяев назвал расширение свободы глубокой причиной кризиса культуры и искусства: «Слишком свободен стал человек, слишком опустошен своей пустой свободой, слишком обессилен длительной критической эпохой» [1, с. 4 – 5].

Согласно Н. А. Бердяеву, искусство должно быть свободным, оно не может подчиняться внешним для него моральным, общественным и религиозным нормам. Но это не означает, что художественное творчество может быть оторванным от духовной жизни и развития человека. «Свобода не есть пустота. Свободное искусство вырастает из духовной глубины человека… Глубоким и ценным есть лишь то искусство, в котором ощущается эта глубина» [Там же, с. 19].

Н. А. Бердяев называет духовным невежеством попытки «спасти автономность искусства тем, что насильно обрекают его на существование поверхностное и изолированное» [Там же], и это оценивается ученым как реакция художников на возможность подчинения искусства внешним нормам. Таким образом, Н. А. Бердяев настаивает на самоцельности и самоценности искусства, но усматривает ее в глубокой внутренней духовности и будущее искусства связывает именно с ее углублением.

В искусстве начала ХХ века Н. А. Бердяев обнаруживает формирование тенденции дегуманизации: «В искусстве футуристическом стирается грань, отделяющая образ человека от других предметов, от огромного машинизированного чудовища, именуемого современным городом. …Человеческий образ исчезает в этом процессе космического распыления и распластования. Футуристы хотели бы с пафосом добить и испепелить образ человека, всегда укреплявшийся отделенным от него образом материального мира» [Там же, с. 10]. «Вражда к человеку, к человеческому «я» явственно видна в футуристических манифестах Маринетти» [Там же, с. 11].

Анализируя футуристическое искусство, Н. А. Бердяев указывает на  его «творческое бессилие», которое приводит к тому, «что агитационные манифесты у футуристов преобладают над художественным творчеством. В этих манифестах выражают они свое изменившееся чувство жизни. Но они бессильны адекватно выразить это новое чувство жизни в произведениях искусства» [Там же]. И хотя эти слова непосредственно касаются футуризма, они могут быть совершенно справедливо отнесены ко всем течениям авангардного искусства начала ХХ века, как, впрочем, и к течениям постмодернизма конца ХХ – начала ХХІ столетия. Говоря о футуристической поэзии и литературе, Н. А. Бердяев как будто предвидит то, что произойдет с литературой в постмодернизме: «Совершается декристаллизация слов, распластование слова, разрыв слова с Логосом. Но нового космического ритма, нового лада футуристы не улавливают» [Там же]. Этого ритма не улавливает, на наш взгляд, и современная литература, а также все современное искусство.

15 Фев 2017 в 10:51. В рубриках: Кризис антропности. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Навигация

Рубрики

Поиск

Архив

Наш город

Подписка

  • Наша группа Вконтакте
  • Подписка на Фейсбук
  • Подписка на Твитер