Просмотров 125

В драматургической организации фортепианной «Переписки» идея соавторства «на расстоянии» реализуется в опоре на принципы театральности через диалогичность и игровое начало. Данное произведение, при технической возможности сольного исполнения (партии двух фортепиано никогда не звучат одновременно), всегда исполняется двумя пианистами.

Тем самым подчеркивается диалогичность как ключевой аспект содержания сочинения. В этом цикле-диалоге музыканты-пианисты обмениваются репликами как персонажи театрального диалога.  Тон музыкальных реплик на протяжении «Переписки» изменяется, их образно-эмоциональная амплитуда простирается от светлой бодрости, порой – песенно-лирических оттенков (части 1, 3–5, 11, 12) до драматической напряженности (части 2, 7), напористости и даже экстатичности (части 6–9), печали и горечи (часть 9).

В «письмах» двух авторов просвечивают характеры пишущих. Так, И. Соколов, один из исполнителей «Переписки», отмечает лиричность и философскую углубленность разделов, написанных Г. Пелецисом, и патетичный, ораторский пафос «писем» В. Мартынова. Не случайно, очерчивая стилевые прототипы сочинения, Г. Пелецис сравнивал себя и В. Мартынова с шумановскими персонажами – Эвзебием и Флорестаном.

В стилистике фортепианной музыки Р. Шумана написана и первоначальная тема-импульс Г. Пелециса: об этом свидетельствует терцовая благозвучность мажорной диатоники Desdur, квадратность масштабно-синтаксических построений (простая трехчастная форма), краски одноименных мажора и минора, секстовые ходы в мелодии. В рамках темы не применяется репетитивная техника, однако принцип двойного повторения основных структур, единый ритмический рисунок указывают на характерный пелецисовский прием «рифмы», сложившийся в других его сочинениях («Новогодняя музыка», Сюиты для фортепиано).

Первый музыкальный ответ В. Мартынова, превышающий по масштабу тему Г. Пелециса более чем в два раза, полностью выдержан в стилистике первоисточника и развивает в основном минорную часть исходной темы. Композитор органично вживается в заданный коллегой стиль, как бы играя с предложенными мелодическими, гармоническими и фактурными моделями, внося в них едва заметные изменения.

После цитирования фрагмента темы-импульса В. Мартынов завершает свое письмо небольшим репетитивным разделом, построенным на основе кадансовой формулы, ставя своего рода многоточие и одновременно предлагая новый вариант развития.

Импульс к репетитивному развитию был подхвачен и воплощен в следующем кратком ответе Г. Пелециса (часть 3): в центре третьей части помещен небольшой четырехтактный раздел, основанный на повторении простой фактурной формулы с ровным ритмическим рисунком и кратким мотивом вращения в мелодии.

Во втором письме В. Мартынова (часть 4) принцип репетитивности реализуется путем повторения больших четырехтактных построений с использованием секвентного развития синкопированного мотива, появившегося в третьей части. Таким образом, каждая часть цикла-диалога развивает элементы предыдущей и тем самым дополняет общий замысел.

30 Дек 2020 в 10:49. В рубриках: Арт-заметки. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв