Просмотров 125

В русле этой тенденции особенно интересными становятся те произведения, в которых принципы театральности, не выдвигаясь на первый план в процессе формообразования, действуют, тем не менее, как особый организующий фактор. Наиболее ярко это прослеживается в «Переписке». Данное произведение в буквальном смысле слова создано на основе переписки двух композиторов, близких друзей, бывших сокурсников, художников-единомышленников Владимира Мартынова и Георгса Пелециса. Их музыкальная переписка началась в 1984 г. с вербального письма Г. Пелециса В. Мартынову, в котором он рассказывает о своих впечатлениях (композитор называет это «откровением») от слушания музыки, звучавшей из радиоприемника во время его поездки в автобусе; эта музыка, по мнению Г. Пелециса, была символом универсальности тонального языка – музыка, не знающая автора, времени и стилистики.

Г. Пелецис писал В. Мартынову: «Это был удивительный и бесконечный поток самого различного внутреннего качества, ничто не повторялось, но внешне – одинаково прекрасный и без перепадов уровня состояния. Ты, верно, улыбнешься, и мне трудно снабдить эту музыку серьезными комментариями, но она шла в самом различном жанровом и стилистическом порядке. Это был и рок, и старинная музыка, и какой-то Тухманов, и «еще хуже». Но все настолько прекрасно следовало друг за другом, и в каждом отрезке было столько художественно-духовной силы и легкости, как будто проблемы «низменности» или «приземленности» музыки (нашего быта) просто не существует» [2].

К своему письму Г. Пелецис приложил маленький нотный фрагмент (как фиксацию своего настроения в тот момент) и послал В. Мартынову. Последний, в свою очередь, прислал нотный текст, созданный в ответ на тему-импульс Г. Пелециса, и в конце музыкального послания оставил пометку: «Твой ход». Тема Г. Пелециса стала обрастать новыми вариантами. В результате присоединения новых частей «Переписка», созданная двумя композиторами, начинает существовать как единое произведение, цикл-диалог из 13 частей. Интересно, что между девятым и десятым письмами прошло 13 лет: на девятое письмо Г. Пелециса В. Мартынов не прислал музыкального ответа, объяснив это разницей подходов композиторов: от Г. Пелециса исходили все новые интонационные инициативы, в то время как В. Мартынов предпочитал придерживаться исходного набора мотивов. Однако спустя 13 лет В. Мартынов вспомнил о переписке и предложил ее исполнить. Так как очередь писать ответ была за ним, то он написал его, расширив до масштабного высказывания (сопоставимого со всеми предыдущими частями в целом), переходящего в несколько постскриптумов.

«Переписка» – одно из самых характерных и показательных произведений с точки зрения эстетических взглядов композиторов. По отношению к этому сочинению можно употребить термин В. Мартынова «посткомпозиция» или opus post – не сочинение, а объединение-суммирование различных стилевых моделей, сложившихся в музыкальном искусстве прошлых эпох и отражающих стиль фортепианных сочинений Ф. Шуберта, Ф. Мендельсона, Р. Шумана и медленных частей сонат Л. Бетховена, эстрадной и рок-музыки. В противовес понятию «композиция» В. Мартынов и Г. Пелецис выдвигают понятие «бриколаж», суть которых заключается в оперировании готовыми наборами формул, как уже говорилось ранее. Отвергая понятие «опус», В. Мартынов и Г. Пелецис отвергают и понятия «автор», «композитор», объясняя это тем, что «композиторская музыка акцентирует внимание на композиторском моменте и тем самым перекрывает всякую возможность потока» [1, с. 6], каким являлась музыка в традиционной культуре. Поставив под сомнение в «Переписке» привычную модель бытия музыки «автор – опус», оба композитора стремятся упразднить еще две составляющие – «исполнитель – слушатель», превратив пока существующую ситуацию концерта в ритуал, в котором нет зрителей, а есть только участники.

30 Дек 2020 в 10:49. В рубриках: Арт-заметки. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв