Просмотров 6

УДК 18.78.01

Л. А. Воротынцева

Среди сочинений направления «новой простоты» и минимализма особую группу составляют репетитивные композиции, в драматургии и формообразовании которых проявляется принцип театральности. В целом, музыка, написанная в настоящее время, может восприниматься как проявление нового типа авторского мышления – бриколажа. «Переписка» для двух фортепиано Г. Пелециса и В. Мартынова – произведение, ярко иллюстрирующее особенности бриколажного мышления, в связи с чем цель исследования состоит в анализе указанного сочинения сквозь призму бриколажной техники.

Согласно философии музыки В. Мартынова, в современной ситуации кризиса авторского самовыражения, смерти самого принципа композиции дело маэстро – интерпретирование уже бытийствующего в культуре текста. Отсюда преображение языка композиции, а самое главное – авторского мышления. Оно должно быть многомерным и глубоким, архаичным и техничным, поэтому данный тип становится одной из наиболее прогрессивных форм композиторского мышления, включающей в себя практически все техники и стили.

В. Мартынов один из немногих ярчайших представителей минимализма в отечественном музыкальном пространстве. По мнению композитора, с помощью вновь и вновь повторяющихся звуковых паттернов можно выразить гораздо более значимую и глубокую музыкально-философскую мысль, нежели с помощью уже привычных традиционных методов изложения музыки. Именно такой концепции подчинено все его творчество, начиная с церковной музыки, симфонической, вокальной и заканчивая музыкой к кинофильмам, театральным постановкам и мультфильмам.

Если углубиться в его идеи, то становится понятным, что сегодня, когда традиционной композиторской музыке был вынесен смертный приговор, рождается уже нечто большее, чем просто музыка. Здесь речь идет о вещах высшего порядка, которые невозможно выразить привычными музыкальными методами и которые так же сложно или даже невозможно постичь. В поисках трансцендентного В. Мартынов словно обнажает музыку – отбрасывая в сторону лишнее, его сочинения становятся некой духовной практикой, медитацией более, нежели актом композиторства. Вспоминается дзэнская притча о хлопке одной ладонью. В. Мартынов смог отыскать нужный звук хлопка, а именно тишину.

Композиторы – приверженцы «новой простоты», наделяя элементы музыкальной ткани значениями первичных (тишина, отдельный звук, простейшие акустические сочетания), ограничивая высказывание минимумом средств музыкального языка, стремятся к преодолению главенства эмоционального индивидуально-авторского начала, т. е. к отсутствию характерности. Обращаясь к какой-либо стилевой модели (например, это могли быть мелоформулы архаических пластов фольклора, разнообразные музыкально-стилевые прообразы из сфер культовой и церемониальной музыки), композиторы пытались воссоздать «первоначальное состояние музыки», когда она, по выражению самого В. Мартынова, была не искусством выражающим (как в эпоху Нового времени), а искусством исчисляющим, помогающим установить гармоническое равновесие между человеком и космосом.

30 Дек 2020 в 10:49. В рубриках: Арт-заметки. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв