Просмотров 572

Рис. 15_Рональд Китай_Нет, так нет

Рис. 15 Рональд Китай Нет, так нет

Рис. 16_Поль Гоген_Жена короля

Рис. 16 Поль Гоген Жена короля

Затрагивая вопрос о глобальных «неироничных» темах в современном искусстве, уместно  обратить внимание на произведения постмодерниста Бориса Орлова.  Художник также использует цитирование и метод коллажа, позволяющий создать оригинальный синтез черно-белого фото и мотивов декоративно-прикладного искусства. Его несколько милитаризованные работы, в частности, «Маршал Жуков» (рис. 17), «Крестьянин» (рис. 18) и «Парад спортсменок» (рис. 19) лаконично выражают авторское видение истории и духовности СССР. Автор как бы снял «обойный» слой лубочной хохломы, традиционного ассоциативного атрибута России, из-под которого проявились идеалистические фото в духе эстетики советского тоталитаризма. При этом художник подчеркнул наиболее характерные черты искусства сталинского периода: агрессивные красные акценты, монументальность и гигантомания в собирательном образе народной массы, сюжеты защиты Отечества, труда и спорта как приоритетные темы советского времени.

Рис. 17_Борис Орлов_Маршал Жуков

Рис. 17 Борис Орлов Маршал Жуков

Рис. 18_Борис Орлов_Крестьянин

Рис. 18 Борис Орлов Крестьянин

Рис. 19_Борис Орлов_Парад Спортсменок

Рис. 19 Борис Орлов Парад Спортсменок

Однако искусство Second hand может быть  бессодержательным и поверхностностным – оно становится материальным воплощением духовного вакуума своего времени. Например, «Мертвая курица» (рис. 20) Рона Маека отчетливо демонстрирует, что гиперреализм как постмодернистское течение является возвратом к фигуративности, внеэмоциональному механическому воспроизведению отчужденной реальности [9]. В центре внимания зрителя – ощипанная птица. Обратимся к истории и вспомним, что «Натюрморт с мясом» (рис. 21) Клода Моне был выполнен как импрессионистический этюд на впечатление; картина Питера Артсена «Мясная лавка со святым семейством, раздающим милостыню» (рис. 22) – как типичный образец голландского натюрморта с символическим контекстом, а «Мясная туша» (рис. 23) экспрессиониста Хаима Сутина  являла зрителю жестокую прозу жизни. То есть везде усматривалась содержательная глубина или творческое открытие. Но «Мертвая курица» Маека, с точки зрения автора, бесцельное документирование факта и бутафория.

Рис. 20_Рон Маек_Мертвая курица

Рис. 20 Рон Маек Мертвая курица

Рис. 21_Клод_Моне_Натюрморт с мясом

Рис. 21 Клод Моне Натюрморт с мясом

Рис. 22_Питер_Артсен_Мясная лавка со святым семейством, раздающим милостыню_1551

Рис. 22_Питер_Артсен_Мясная лавка

Рис. 23_Хаим Сутин_Мясная туша_1925

Рис. 23 Хаим Сутин Мясная туша

Сам гиперреализм, ориентированный на воссоздание человека «с улицы» в его повседневном быту, фактически лишен эмоционального содержания. Холодная отрешенная фотографичность, напротив, разрывает всяческий контакт своих зримых или внекадровых персонажей с объективной действительностью, поскольку предлагает лишь внешнюю оболочку, кукольную модель. Здесь отсутствуют атмосферность и та неуловимая притягательность, которые характерны для концептуальных произведений с их загадочными нотками недосказанности и чувственным созерцанием. Постмодернизм порой напоминает зеркальное отражение в витринах магазинов: жизнь вокруг кипит и пенится, но в отражении не оседает ничего значимого – все быстротечно и крайне изменчиво, без приоритетов и духовного переживания. Как заметил философ-постмодернист Жан Бодрийяр, «мы находимся в мире, в котором все больше и больше информации и все меньше и меньше смысла» [6].

01 Дек 2015 в 15:38. В рубриках: Generation P. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв