Просмотров 24

Данная концепция В. И. Плотникова имеет большой эвристический потенциал для анализа специфики жанра биографии. «Уникалии» – это реконструкции личностного видения мира с помощью образно-языковых и теоретических средств. Жизненные миры личностей строятся в биографии как драматические сюжеты, в максимальной степени актуализирующие ответную личностную рефлексию читателя. «Уникалии», так же как и другие типы концептуальных обобщений, создаются путем абстракции особого типа. Принцип такого абстрагирования от изначальной массы эмпирических данных при создании биографии хорошо сформулирован А. А. Холиковым: «Критерий полноты воспроизведенных фактов научной биографии творческой личности уступает место критерию целостности воссозданного, а точнее говоря, вновь созданного образа <…> человек развивается не линейно. Линейность приходит в результате осознания всего пройденного творческой личностью пути. Биограф вынужденно упрощает предмет своего исследования, привносит в жизненный путь упорядоченность, логичность. Реконструируя личность… ученый не столько воспроизводит, сколько трансформирует ее, значительно при этом редуцируя <…> Иначе говоря, биография творческой личности, в отличие от ее жизни, должна быть линейна и упорядочена» [14, с. 85]. Итак, сверхзадача биографии как формы передачи культурного опыта – явить через образ отдельной личности целостное миропонимание, развернуть уникальный по своей событийности, но универсальный по смысловому содержанию «образ мира, в слове явленный». Концептуализация бытия здесь выстраивается не по модели макрокосма, а по модели микрокосма.

Сущность биографии парадоксальна: повествуя о личности, она может это сделать, только говоря об эпохе этого человека, иначе его жизненные события сведутся лишь к формальностям (родился – что-то сделал – умер), а с другой стороны, говоря об эпохе, биография не может отразить ее иначе, чем в формах индивидуальной жизни своего персонажа, а также других людей, с которыми он был связан. Этим определяется и сам нарративный принцип биографии, который состоит в том, что «биографический материал не только и не столько репрезентирует фактографию жизни информанта, сколько отражает структуру его доминирующих ценностей, с одной стороны, с другой – при сопоставлении с социетальной фактографией, свидетельствует о мере его ангажированности, включенности в жизнь общества» [2, с. 79].

Эта изначальная парадоксальность биографии приводит к тому, что ее изучение методологически «расщепляется» на два типа подходов, которые могут выглядеть как прямо противоположные. Прежде всего, как отмечает Е. Ю. Рождественская, «чтобы понять биографию как социальную систему, необходимы исследовательские стратегии, которые позволят обнаружить невидимую динамику влияющих социальных структур и процессов» [9, с. 92]. Тем самым этот подход «открывает иной когнитивный стиль исследования – деперфоматизацию биографии, т. е. деконструкцию обжитой нарративной формы биографического перформанса» [Там же, с. 90]. В рамках данного подхода, который можно назвать контекстуальным, М. Сондерс, предлагая новую интерпретацию понятия «жизне-описание» (Self-Impression), обосновывает тезис: «Жизне-описание фундаментально интертекстуально» [18, с. 5]. Этот принцип относится в первую очередь к описаниям биографии «со стороны», которые изначально опираются не на монологическое само-воспоминание, а на массив разнородных источников. Однако и здесь принцип «уникалии» не отменяется полностью, но лишь «растворяется» в контекстуальном материале.

09 Дек 2019 в 11:12. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв