Просмотров 24

Выделенные здесь три типа биографического повествования можно рассматривать как три инвариантные модели, которые затем будут в разных формах воспроизводиться в культуре: 1) биография-анализ; 2) биография-образец; 3) биография-созерцание. Все три типа воздействуют на личность читателя через сопереживание и рефлексию, но по-разному: первая учит, вторая наставляет, третья увлекает. В философской биографии, очевидно, должна преобладать Тацитова модель, но две другие ее дополняют.

Во всех трех моделях есть нечто общее. Э. Ю. Соловьев писал о самой главной сути философской биографии как жанра: «Проблема – вот то реальное опосредующее звено, которое соединяет жизнь и мышление, личность и систему. Чтобы его выявить, исследователю приходится выходить далеко за пределы „готовых”, законченных продуктов мыслительной работы… Уяснение себе своей собственной проблемы – ключевой момент в жизни мыслителя. После этого он ощущает себя как обретшего призвание и обязанного отдать ему все свои силы» [11, с. 22–23]. Однако это определение касается не только мыслителя, но и любого типа биографического персонажа. Суть стратегии биографа в любом случае состоит в том, что в поступках и событиях жизни своего героя, максимально используя скрытые от внешнего взгляда источники, он рефлексивно выстраивает последовательность: жизненная проблема – задача – призвание – поступки и достижения – образец для последующих поколений. Таким образом, биография основана на «философии поступка» как разрешения ключевого личностного противоречия. Это главное жизненное усилие и достижение созидает «микрокосм» личности.

Такое понимание насущности биографии мы видим и у основателей жанра. Р. Эмерсон писал: «Много ли есть в наш век личностей великих, доблестных? Нет, нет между нами ни мужчин, ни женщин, способных дохнуть обновлением на нашу жизнь, на наш общественный быт! Нервы и сердце человека высохли, и все мы стали робкими, оторопевшими плаксами. Мы боимся правды, боимся счастья, смерти, боимся один другого. Большая часть людей нам современных оказываются до того несостоятельными, что они не в состоянии удовлетворять своим собственным потребностям; их самолюбивые притязания стоят в разительной противоположности с их действительным могуществом, которое со дня на день хилеет и оскудевает» [16, с. 7]. В этой ситуации задача биографии в первую очередь – компенсаторная: она должна давать те личностные образцы жизни, которых уже почти не осталось среди наших современников, но которыми наполнена история.

Т. Карлейль уже эксплицитно формулирует эту задачу, акцентируя в ней аспект личностного роста читателя биографии как ее главную задачу: «Даже при самом поверхностном отношении к великому человеку мы все-таки кое-что выигрываем от соприкосновения с ним. Он – источник жизненного света, близость которого всегда действует на человека благодетельно и приятно. Это – свет, озаряющий мир, освещающий тьму мира. Это – не просто возожженный светильник, а скорее природное светило, сияющее, как дар неба; источник природной, оригинальной прозорливости, мужества и героического благородства, распространяющий всюду свои лучи, в сиянии которых всякая душа чувствует себя хорошо» [5, с. 7–8].

09 Дек 2019 в 11:12. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв