Просмотров 52

«Замок» и «Парсифаль», две великих поэмы о скитаниях человеческой души, две одиссеи духа. В обоих произведениях роковым оказывается внешне незначительный промах героя, словно бы нарушивший неизвестные правила замка: в «Парсифале» – леность сердца, в «Замке» – вынужденная ложь и нетерпение человека без работы и родины. В обоих случаях – отчаянные, долгие попытки все-таки найти путь, даже вопреки воле властей Замка. И наконец, милость. Ведь и Кафка хотел под конец даровать милость своему К., пусть даже на смертном одре, – за героем романа «Замок», в конце концов, признается право на жительство, правда, не де-юре, а из милости [6]. Кафка не завершил роман, но пересказывал Максу Броду в разговоре задуманный им конец, как тот сообщал в послесловии к первому изданию «Замка».

Таким образом, в романе «Замок» в определенном смысле присутствует более позитивный взгляд на мир, чем в «Процессе». Но всё-таки теснит душу, когда читаешь, как в «Замке» при всей доброй воле, которой преисполнен К., он всё-таки остаётся для крестьян чужаком, и в какой-то мере признают его только колеблющаяся Фрида да семья деревенских изгоев, – когда видишь, как все его стремления, сколь бы упорен он ни был, приносят ему мало пользы. Если смотреть с этой точки зрения, то поражение приемлющего жизнь человека еще прискорбнее, чем гибель того, кто не способен жить и любить. Поэтому утверждение, что роман «Замок» в большей степени обращен к жизни, более оптимистичен, чем «Процесс», всё-таки нуждается в некоторых оговорках. При любой попытке логического упорядочивания произведений Кафки понимаешь, какая это тонкая и дифференцированная материя. Любое неуклюжее слово нарушает созданное автором зыбкое равновесие [Там же].

26 января 1911 года Макс Брод записывает следующий разговор с Кафкой: «Я каждый день хочу исчезнуть с лица земли», – говорит он. – «Чего тебе не хватает?» – «Мне хватает всего, кроме самого себя» [Там же]. Едва внятный инициал «К.» проявляет самого Франса Кафку, которому не хватает себя. А хватало ли землемеру самого себя подобно автору, его сотворившему, для усилия смещения силы?

В предисловии к роману «Замок» Дмитрий Затонский отмечает контраст между безликостью и ужасом – вот формула кафковского стиля [8, с. 4]. Безликость власти и ужас её реального присутствия сжаты в противостоянии Замка и Деревни, которые живут за счёт друг друга, подпитываются людьми и событиями.

18 Апр 2019 в 13:08. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв