Просмотров 53

Отметим, что факт единства искусства и религии является общепризнанным и выраженным, как правило, в форме близких по смыслу словосочетаний «религиозное искусство», «сакральное искусство», «культовое искусство». У Г. Гегеля мы встречаем даже понятие «художественная религия», которое, хотя и не получило широкого распространения, вместе с тем отражает очень важный момент генетического родства искусства и религии. Взаимосвязь религии и искусства имеет свое проявление не только в религиозном искусстве. Культурологический подход предполагает анализ этой взаимосвязи в контексте целостности культуры как системы ее различных форм, каждая из которых испытывает влияние других и, в свою очередь, осуществляет эти воздействия. Это означает, что проблема единства религиозного и художественного (или эстетического) выходит за пределы собственно «религиозного искусства». Недаром большинство западных исследователей связывают кризис искусства с потерей влияния религии не только на само искусство (в том числе и светское), но и на мораль, науку и политику.

Конкретно-исторический подход позволяет утверждать, что единство искусства и религии имеет разный характер в разные исторические периоды, прежде всего, это касается доиндустриальной и индустриальной эпох. Доиндустриальная культура синкретична по своему характеру, но эволюция этого синкретизма заключается в постепенной дифференциации культуры, результатом которой станет относительная автономизация культурных форм в индустриальную эпоху.
Каждая из указанных историко-культурных эпох имеет неповторимый характер соотношения отдельных видов деятельности, то есть характер целостности культуры. В теоретическом плане эта неповторимость составляет определенные трудности, поскольку делает невозможным применение любых общих критериев оценки различных конкретно-исторических форм культуры. Наиболее распространена теоретическая ошибка – анализ определенных форм культуры с позиции более поздних представлений об их сущности, соответствующих мировоззрению другой культурно-исторической эпохи.

Таким образом, возникает вопрос: насколько правомерно использование словосочетания «искусство и религия» относительно синкретичной формы художественно-религиозного единства? Это «и» всегда будет означать единство самостоятельных образований. В этом контексте обратимся к мнению Г. Гегеля: «В выражении: «во всякой лжи есть доля правды» то и другое подобны маслу и воде, которые, не смешиваясь, только внешне соединены. Именно потому, что важно обозначать момент совершенного инобытия, их выражения не должны больше употребляться там, где их инобытие снято. Так же как выражения: единство субъекта и объекта, конечного и бесконечного, бытия и мышления и т. д., – нескладны потому, что объект и субъект и т. д. означают то, что представляют они собой вне своего единства, и, следовательно, в единстве под ними подразумевается не то, что говорится в их выражении, – точно так же и ложное составляет момент истины уже не в качестве ложного» [1, с. 20 – 21].

14 Окт 2016 в 19:33. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв