Просмотров 4,498

Когда сотни тысяч людей искусственно лишены воды, еды и электричества, когда целенаправленно разрушаются их дома, – это геноцид.

Когда по городам и весям, по тысячам граждан своей страны бьет современная реактивная артиллерия, – это геноцид.

Когда молчат СМИ Украины и улюлюкает Верховная Рада, глумясь над трупами сограждан, – это геноцид.

У геноцида всегда коричневый загар, какой бы идеологической косметикой он не пытался его вывести.

Выразимся точнее: геноцид и атрибутивно присущий ему фашизм – крайняя стадия немира, предостережение конформистам всех видов, наивно полагающим, что это наваждение их не коснется.

Но – странное дело – именно тогда, когда немир гуляет вовсю, посередине ада начинают вспыхивать локальные островки мира. В ночи звонят еле живые городские телефоны: «Вы живы?» Кто-то кому-то тащит на десятый этаж без лифта добытую в очереди воду. Кто-то, под грохот разрывов, прижимаясь к фасадам, бежит через весь город – навестить, утешить, помочь.

Луганск не просто выжил. Он жив. Дело не в том, что много машин, работают школы и магазины. Дело в том, что люди стали добрее, и даже коммунальные службы отвечают вежливыми голосами.

Немир отступил. Точнее, мы его отогнали и восстанавливаем свои домашние миры, свои здания, т. е. в прямом смысле свое мироздание. Будущее плохо различимо в лабиринтах глобальной геополитики; пророк – профессия неблагодарная. А потому констатировать следует только одно: немиру можно противостоять, и тогда на расчищенное своими руками место приходят Дух и культура, т. е. то, что, собственно, и составляет человеческую сущность.

01 Дек 2015 в 12:21. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв