Просмотров 8

УДК 130.2

 Г. Ш. Пилавов

Шахматы с полным основанием можно считать значимым социокультурным явлением. Находясь на стыке спорта, науки и искусства, они пользуются заслуженной популярностью во всем мире. Более того, как уже отмечалось, в шахматах часто отражаются процессы, происходящие в культурной, научной и общественной жизни. Данное явление можно охарактеризовать термином «социосимметрия» [9, с. 13]. В связи с этим представляет интерес изучение указанного аспекта шахматной игры, отраженного в произведениях художественной литературы.

Тема шахмат и шахматной игры, раскрытая в художественной литературе, достаточно обширна, даже если сконцентрироваться лишь на тех произведениях, где авторы проводят параллели между шахматами, жизнью человека и общественным мироустройством. Российский философ Е. Р. Иванова подчеркивает: «В целом тема шахмат в произведениях художественной литературы отличается неисчерпаемым потенциалом интерпретаций… Символика черно-белых фигур всегда будет востребована как способ философского толкования бытия» [3, с. 168]. Она отмечает, что в ряде литературных произведений «жизнь человека сравнивается с древней игрой, в которой действуют строгие правила и социальное положение сопоставляется со значимостью шахматной фигуры» [Там же, с. 165]. Также представляет интерес образное суждение французского исследователя М. Пастуро: «…игра в шахматы на самом деле создана не для того, чтобы в нее играть. А для того, чтобы воображать. Воображать ход фигур и структуру шахматного поля. Воображать порядок мира и судьбы человеческие» [8, с. 313]. Проанализируем наиболее значимые произведения мировой литературы, в которых затрагивается тематика шахмат как модели жизни и социального устройства.

Прежде всего, обратимся к литературному наследию Л. Кэрролла, которое с полным основанием можно определить как объект изучения современной гуманитаристики, в том числе философии. Интерпретации текстов английского писателя проводятся с использованием инструментов аналитической философии, метафизики, постмодернистской методологии. Для нашего исследования в первую очередь представляет интерес его работа «Алиса в Зазеркалье», где автор непосредственно обратился к шахматной тематике.

Героиня произведения Л. Кэрролла, попадая в Зазеркалье, замечает: «Это была удивительная страна. Поперек бежали прямые ручейки, а аккуратные живые изгороди делили пространство между ручейками на равные квадраты» [5, с. 180], после чего приходит к выводу: «Весь этот мир – шахматы» [Там же]. Как мы видим, автор сказочной повести, даже перенеся действие своего произведения в отражение реального мира, тем не менее сохраняет отмеченное рядом мыслителей и писателей сходство между окружающей нас реальностью и шахматной партией.

Английский писатель не только обратил внимание на факт социосимметрии – схожести шахматной игры с миром, в котором мы живем. Обращаясь к шахматной тематике, он выразил еще ряд философских идей и концепций. По мнению английского исследователя Э. Диккинс, Л. Кэрролл шахматным содержимым своего произведения поднял вопросы «о конечной цели бытия в жизни и небытия в смерти», а на более глубоком уровне в тексте содержится «сложная метафизическая философия, в основе которой лежит христианская религия» [14, с. 20]. Аналогичное мнение высказывает и российский литературовед Н. М. Демурова, подчеркивающая «интерес Кэрролла к научной и общефилософской мысли» [2, с. 63]. В этом аспекте заслуживает внимания трансформация главной героини, начавшей свой путь в произведении пешкой, а окончившей королевой. Здесь можно видеть прямую отсылку к проблемам взросления, эволюции и социальных лифтов.

Шахматы занимали значительное место в жизни великого русского писателя Л. Н. Толстого. Он не только сам был достаточно опытным шахматистом, но и обращался к шахматной проблематике в своих произведениях. В работе «Толстой и шахматы» И. М. Линдер отмечает: «Шахматная игра, ее комбинации неисчерпаемы. В этом разнообразии идей и комбинаций, в этой неисчерпаемости шахматного мышления заключена была для великого русского писателя большая притягательная сила» [6, с. 63]. Особого внимания заслуживает шахматная тематика в эпохальном произведении Л. Н. Толстого «Война и мир».

Как отмечает венгерский славист З. Хайнади, по мнению Л. Н. Толстого «…ход истории и провиденциален, и в то же время не избавлен от случайностей. При описании Бородинского сражения он сравнивает войну с шахматами» [12, с. 80]. Действительно, где еще, кроме как в шахматах, можно продемонстрировать противоестественное, казалось бы, единение предопределенности и воли случая. Шахматиста, ведущего свои фигуры в бой, можно интерпретировать как высшую силу, предопределяющую ход событий. Вместе с тем ни одна шахматная партия не застрахована от случайностей – тактических ошибок, дебютных новинок, цейтнота. Таким образом, обращаясь к шахматной тематике, писатель подвергает сомнению концепцию провиденциализма.

29 Дек 2023 в 08:19. В рубриках: Теория и история культуры, искусства. Автор: kris

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв