Просмотров 156

Симуляция, будучи всеобщим принципом культуры постмодерна, представляет собой  стратегию «реального, неореального и гиперреального» [Там же, с. 13], которая предполагает регенерацию какого-либо агонизирующего принципа с помощью симулированного скандала, фантазма, убийства и т. д. Это делается для того, чтобы  преподнести «доказательство существования реального через воображаемое, доказательство существования истины через скандал» [Там же, с. 31].

К этому ряду доказательств относится и доказательство «существования искусства через антиискусство». Вместе с тем система доказательств существования несуществующего, по сути, является системой утаивания самого факта «утаивания отсутствия» чего-либо. А это означает, что «антиискусство» является демонстрацией самого себя или доказательством того, что оно не является искусством. Иначе говоря, некоторые формы современной человеческой деятельности, претендующие на статус искусства, демонстрируя свою принципиальную несхожесть с традиционными, уже известными формами искусства, тем самым лишь скрывают факт своей непричастности к искусству.

 Обратимся к размышлениям Ж. Делеза о симулятивной природе человека: «Назвать симулякр копией копии, бесконечно деградировавшим иконическим образом или бесконечно отдаленным сходством, значило бы упустить главное – то, что симулякр и копия различны по природе; то, благодаря чему они составляют две части одного деления. Копия – это образ, наделенный сходством, тогда как симулякр – образ, лишенный сходства. Катехизис, во многом питаемый платонизмом, уже познакомил нас с понятием симулякра. Бог создал человека по своему образу и подобию. Согрешив, человек утратил подобие, но сохранил образ. Мы превратились в симулякр» [3, с. 334].

Автор акцентирует внимание на различии копий и симулякров, но не может не отметить их единой основы, из чего следует, что и то, и другое есть образы: одни наделены сходством, другие не обладают сходством. Далее можно сделать вывод, что отсутствие подобия вовсе не означает отсутствия образа. Данное высказывание Ж. Делеза интересно еще и тем, что оно содержит мысль о расщеплении человеческой сущности, а симулякр и является результатом такого расщепления.

Симуляция, безусловно, усиливает процесс дегуманизации. Расщепление, расслоение, «распластование» – это все синонимы, обозначающие черты дегуманизации, обусловленные процессами абстрагирования (а еще точнее – «абстрактизации»). Это понятие мы употребляем не только в гносеологическом значении, но в широком социальном смысле. Э. В. Ильенков отмечает: «Индивид и в самом деле раб абстракции, но не мистического, вне его витающего Абстракта, а частичности, ущербности, одноаспектности, стандартной безликости своей собственной жизнедеятельности» [4, с. 226].

15 Фев 2017 в 10:51. В рубриках: Кризис антропности. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Навигация

Рубрики

Поиск

Архив

Наш город

Подписка

  • Наша группа Вконтакте
  • Подписка на Фейсбук
  • Подписка на Твитер