Просмотров 109

Форма-интервал, представляющая сцепление однородных моментов, фиксирует едва заметные перемены-сдвиги, организует значительные по масштабам временные циклы. Сдвиги — это кванты динамического процесса, отражают пошаговые изменения, характерные для данной формы, конечный результат которых заранее запрограммирован, предусмотрен. Переход от одного момента музыкальной формы к другому предполагает немаловажный при восприятии минималистских произведений психологический эффект. У исполнителей и слушателей периодически возникает ощущение «энергетического исчерпания» ресурсов того или иного паттерна, фазы. Как правило, в это мгновение происходит «акустический сдвиг» — незначительное, едва уловимое изменение тематической ячейки. В уже ставшей привычной акустической среде такая малейшая метаморфоза воспринимается как грандиозное событие. Тем не менее сам миг «звукового переключения» может наступить внезапно для слушателя. Таким образом, слушатель вводится в «пограничное» или даже трансовое состояние — постоянного ожидания некоего «акта свершения», которым в данном случае является кристаллизация нового момента, перехода в иное качество, в новую акустическую реальность. В творчестве композиторов, обращающихся к технике паттернов, проверяются различные соотношения жесткости и гибкости, предопределенности и неопределенности, алгоритмизации и открытости.

Согласно концепции В. Мартынова, минимализм как современное искусство это практически возвращение к истокам. Не случайно все отцы-основоположники американского минимализма, так или иначе, учились у традиционных, стихийных сочинителей. Любой минимализм, особенно минимализм 60-х годов, несет в себе что-то ритуальное, традиционное. Для композитора Мартынова главным делом становится участие в построении «нового сакрального пространства», которое не является частным путем отдельного композитора, но есть сформировавшееся культурное течение. Идею нового сакрального пространства как соединения архаичных мелодических формул и структур с современными методиками постмодерна после «Апокалипсиса» Мартынов воплотил в оратории «Плач Иеремии», в опере «Упражнения и танцы Гвидо», «Маgnificat quinti toni», «Canticum fratris Solis», «Stabat Mater», «Requiem», а также в произведениях ритуальных, более широко трактующих тему сакрального — «Ночь в Галиции», «Рождественская музыка», «Comein!» и многих других.

Таким образом, музыкальная ткань, организованная согласно основополагающему принципу минималистичного мышления, принципу репетитивности, будет представлять собой последовательность моментов, каждый из которых повторяет сообщения предыдущего момента, а общая совокупность моментов накапливает и конденсирует опыт повторяющегося сообщения. По сути, репетитивная техника это техника многократного повтора паттерна как модели и микро-события. Ее смысл в целенаправленном развитии в масштабе интенционального микрособытия. К таким микрособытиям можно отнести изменения тембра, ритмики, плотности фактуры и др. Развитие на основе одного паттерна готовит появление второго и т. д. — это логически осмысленная цепочка мышления. Данное обстоятельство говорит о том, что репетитивность есть не что иное, как процесс минималистичного мышления. Репетитивное мышление основано на логически осмысленной цепи повторяющихся микрособытий. Минималисты на основе репетитивного способа мышления повторяют созвучия или мелодические ходы так же, как художник, который наносит на холст слой за слоем мазки того же локального цвета; так выстраивается целостный пространственно-временной континуум.

02 Окт 2017 в 13:27. В рубриках: Арт-заметки. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв