Просмотров 7

Рассвет в операх Римского-Корсакова дарует герою спасение: во «Младе», в сцене побуждения Яромира после ночи на Лысой горе, а также в «Кащее Бессмертном» с восходом солнца в финале отступают силы тьмы. В «Снегурочке» – опере, наиболее проникнутой идеями солнечного культа, – образ солнца также имеет семантику светоносного, благодатного и жизнеутверждающего начала. Бинарной оппозицией ко дню является ночь, поэтике которой композитор уделял большое внимание, что выдает романтические тенденции его художественного облика.

Ночь – время, когда стирается грань между реальным и фантастическим мирами. Такое понимание оппозиций и сакральных коннотаций дня и ночи очень созвучно мифологизированной картине мироустройства. Акцент на ночной мистерии был для Римского-Корсакова принципиально важным, особенно в «Майской ночи» и «Ночи перед Рождеством», где ночь даже выписана в заглавии. Этот акцент связан с обрядово-фольклорной ритуаликой зимнего времени, пришедшей в отечественную ментальность и культуру от древних славян, преломившись сквозь призму христианства. В рождественской обрядовости ночь имеет ключевое значение, ведь именно в ночь на Рождество произошло великое таинство рождения Христа.

Не случайно в «Ночном акте» из оперы «Майская ночь» доминирует тональность E-dur, которая сквозь призму звукосозерцания автора (здесь – цветного слуха или синестезии) является носителем ноктюрнового колорита: «…синий, сапфировый, блестящий, ночной, темно-лазурный» [10, c. 842–844]. Топосы земли и леса могут быть относимы как к природе, так и к цивилизации. Земля соотносится в мифокультурном представлении с архетипом Великой матери, земля – носитель всей символики, субстрат для всех сущностей, образов, с которыми она регулярно взаимодействует. Не случайно в «Сказании о невидимом граде Китеже» Феврония, пытаясь очистить душу Гришки Кутерьмы от скверны и безумия, просит его помолиться Матери Земле, безусловно любящей каждое свое чадо и готовой в любой момент утешить его. Но в мифопоэтике Римского-Корсакова образ земли не персонифицируется, как, например, у Вагнера (вещая богиня земли Эрда из «Кольца нибелунга»), у него это прежде всего созидательное начало, символ прарождения, материнской утробы. Сквозь мотив молитвы вновь просвечивают христианские этически-назидательные устремления автора.

В опере «Псковитянка» Михайло Туча уходит из города в лес, не желая покоряться царской власти, тем самым лес предстает здесь символом свободы и отчаяния. В «Младе» лесная чаща больше декоративный антураж, она не антропоморфируется, не становится живым участником событий. Тем не менее лес несет семантическую нагрузку и символизирует род, судьбу.

Коллективным героем выступает лес в «Снегурочке», консолидируя в себе растительность, зверей, духов, божества и людей. Здесь он антропоморфен, имеет разум, сознание и хоть и не репрессивно настроен по отношению к берендеям, но стремится защитить свою дочь – Снегурочку. Концепция леса как сакральной субстанции наиболее ярко выражена в «Китеже», где лес – не место действия, а вселенская церковь, где, как говорит сама Феврония, также идет «служба воскресная». Лес – сокровищница мировой мудрости, и чтобы открыть ее, требуется причаститься этой природной церкви и уйти от мирских сует в лоно природы.

Сфера града, мира и универсума более всего связана с обществом, цивилизацией. Концептуально слова «град» и «город» не эквивалентны. У понятия «град», помимо обозначаемого им материального объекта – города, есть вторая коннотация, связанная с сакральным, метафизическим значением.

09 Апр 2022 в 19:26. В рубриках: Арт-заметки. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв