Просмотров 156

Рис. 3

Рис. 3

Если у В. Витсена конфликт черного и белого создает эмоциональную атмосферу, у А. Авдышева – обеспечивает динамику ритмов, то у символиста Макса Клингера он является базовым средством построения лаконичной геометрической схемы графического листа. На произведении «Философ» (1895 г.) изображена темная маленькая по размеру фигура человека, висящая на острой вершине айсберга над бездонной пучиной бурлящего моря (см. рис. 3). На поверхности ледника в перевернутом виде начертано на латыни в первой строке – «sciens» («знание»), во второй – «nesciebis» («я знал»), а также два черепа в зеркальном отражении, мозговые отделы которых напоминают глобусы. Айсберг, символизирующий истину, схематически показан как белое, устремленное ввысь пятно. Кажется, что философ вот-вот достигнет вершины, скрытой за пределами формата, но положение персонажа слишком ненадежно, слишком зыбко и опасно, что внушает зрителю чувство тревоги. Угроза здесь подчеркнута через соотношение масс – маленькой человеческой фигурки и огромной черной воронки, способной захлестнуть айсберг. Эти две композиционные массы представлены черными пятнами на более светлых фонах, кроме того, акцентная черная линия усиливает устремленность айсберга в высоту. Исследователь семиотики знаковых систем Б. А. Успенский охарактеризовал причины геометрических трансформаций в произведениях искусства следующим образом: «Мы как бы входим в картину, и динамика нашего взора следует законам построения этого микромира. В этом микромире есть внешняя и внутренняя сферы, причем, мы смотрим на него как бы одновременно и снаружи и изнутри, суммируя впечатления с собственной точки зрения и с точки зрения нашего визави – зрителя, помещенного внутрь картины» [4, с. 106].

01 Мар 2016 в 09:15. В рубриках: Generation P. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв