Просмотров 297

Обстоятельства, порождающие кризисы, бывают разными. Внешние причины — эпидемия, засуха или наводнение. Внутренние — политические или религиозные конфликты. Однако Жирара интересуют не причины кризисов, приводящих к крупномасштабным коллективным гонениям, а структура гонений и то, что кризисы переживаются более или менее одинаково теми, кто становится жертвой этих кризисов. «Все описания кризисов, — пишет Р. Жирар, — похожи друг на друга. Их авторами могут быть самые великие писатели (например, в случае чумы — Фукидид, Софокл, Лукреций, Боккаччо, Шекспир, Дефо, Антонен Арто, Томас Манн и многие другие), могут быть и люди без литературных претензий, но тексты эти все равно не будут сильно отличаться. И это не удивительно, так как предметом описания всякий раз служит сам факт наступившего неразличения, то есть культурная обезразличенность и все происходящие из нее смешения» [1].

Вот одно из описаний, принадлежащее португальскому монаху Франсиску де Санта-Мария в 1697 году: «Когда возгорается в королевстве или республике сей ярый и неудержимый огонь, то мы видим чиновников растерянными, население испуганным, политическое управление разлаженным. Правосудию не оказывают послушания; ремесла прекращаются; семьи теряют сплоченность, а улицы — оживленность. Все смешивается самым ужасным образом. Все рушится. Ибо все поражено и опрокинуто тяжестью и огромностью столь страшного бедствия. Люди, без различия состояния или богатства, тонут в смертельной тоске… Тех, кто вчера хоронил, хоронят сегодня… Друзьям отказывают в сострадании, ибо сострадание губительно…

Все законы любви и природы распадаются или забываются посреди ужасов столь великого смятения, и дети вдруг разлучаются с родителями, жены с мужьями, братья или друзья друг с другом… Люди теряют природную храбрость и, уже не зная, на что решиться, ходят будто отчаявшиеся слепцы, спотыкаясь на каждом шагу о свой страх и свои разноречия» [Цит. по: 1].

Во всех описаниях присутствует беспомощность людей, их ошеломленность безмерностью катастрофы, но, как пишет Жирар, им не приходит в голову отыскивать ее естественные причины. В данной ситуации гнев обращается либо на общество, либо на других людей, представляющихся особо зловредными и подозреваемых  в преступлениях особого типа. Философ выделяет так называемые «гонительские стереотипы» в эпохи кризисов. Гонители, участники толпы, не зная истинных причин кризиса, стремятся очистить сообщество от нечистых, развращающих элементов, от подрывающих сообщество предателей. Происходит своеобразная мобилизация толпы. А она бывает только военной. Только против врага. Во время Черной чумы относительно евреев и других коллективных «козлов отпущения» были в ходу все стереотипные обвинения (ритуальное детоубийство,  осквернение святынь, кровосмешение, отравление рек).

15 Фев 2017 в 10:34. В рубриках: Культура: люди и судьбы. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв