Просмотров 170

В 20 – 30-е годы прошлого столетия в основу концепции массового музыкального воспитания школьников были положены знаменитые слова К. Д. Ушинского: «Запоёт школа – запоёт весь народ». Конечно, сегодня идея заставить петь весь народ уже не кажется такой заманчивой и актуальной. Но тогда, в годы первых пятилеток, она была вполне экономически оправдана. Ведь общеизвестно, что хоровое пение – самый доступный и, главное, самый низкозатратный путь приобщения широких масс к музыкальному искусству. Таким образом, в учебных планах общеобразовательных школ прочно обосновался предмет под названием «пение». Его содержанием стали детские и массовые песни, специально отобранные и распределённые по годам обучения, а основной формой работы – хоровое пение. Совершенно очевидно, что проведение таких уроков не требовало от учителя какой-то особой профессиональной подготовки – их мог проводить любой педагог, сносно владеющий каким-либо музыкальным инструментом (лучше всего – баяном). Школьные уроки музыки не относились к числу первостепенных дисциплин, а отсюда и соответствующее отношение к ним как со стороны детей, так и со стороны администрации.

В начале 60-х годов прошлого века ситуация начала постепенно меняться. В частности, на базе педагогических институтов была начата подготовка школьных педагогов-музыкантов. Не стал исключением и Луганский государственный педагогический институт имени Т. Г. Шевченко, где в 1961 году было открыто вечернее, а в 1964 – и дневное отделение музыкально-педагогического факультета. В том же 1964 году в ЛГПИ была создана профильная кафедра – кафедра музыки и пения.

Впрочем, эти веяния еще не касались общеобразовательных школ, в которых по-прежнему учитель музыки с баяном за плечами ходил из класса в класс, разучивая с детьми пионерские песни.

«Ветер перемен» стал ощущаться в общеобразовательных школах в начале 70-х годов прошлого столетия. Основная заслуга в этом принадлежала выдающемуся композитору, педагогу и общественному деятелю Д. Б. Кабалевскому. В это время вышли из печати первые его книги («Про трёх китов и про многое другое», «Как рассказывать детям о музыке»), а Всесоюзная фирма грамзаписи «Мелодия» выпустила серию грампластинок с записями его бесед о музыке. Кроме того, Д. Б. Кабалевский выступил в печати с новаторскими идеями в области реорганизации школьных уроков музыки. Его идеи были с энтузиазмом встречены музыкальной общественностью. И это не случайно, ибо основывались они не на кабинетных размышлениях, а на многолетнем опыте работы Д. Б. Кабалевского в качестве учителя музыки и пения (так теперь стал называться этот предмет) в одной из московских общеобразовательных школ. Разумеется, все дипломированные специалисты, знакомые с его идеями, прекрасно понимали, что их практическая реализация под силу только музыканту с основательной профессиональной подготовкой. И нужно признать, что в конце 60-х – начале 70-х годов ХХ века многие педвузы располагали такими возможностями.  Во всяком случае, на кафедре музыки и пения ЛГПИ, где автор этих строк имел честь учиться, работало немало ярких и талантливых педагогов, стремившихся дать студентам качественную музыкальную подготовку.

01 Ноя 2018 в 12:20. В рубриках: Культура: люди и судьбы. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв