Просмотров 115

В чем же выразили себя египетская и магическая душа? «Египетская душа воображала себя странствующей по узкой и неумолимо предначертанной жизненной тропе. Такова была ее идея судьбы. Египетское бытие – это бытие странника; весь язык форм этой культуры служит олицетворением одного этого мотива. Рядом с пространством севера и телом античности египетский прасимвол скорее всего можно обозначить словом дорога» [Там же, с. 279 – 280]. Египетская душа выразила себя «в непосредственном языке камня – сильнейшего символа ставшего» [Там же, с. 279]. Гранит и диорит символизируют железную необходимость египетской души, а ее формами являются и торжественно шествующие статуи, и бесконечные переходы храмов при пирамидах IV династии, и аллеи сфинксов, и циклы рельефов на стенах храмов, сопровождающих и направляющих проходящих зрителей. В характеристике стиля египетской души не нашлось места для вида искусства, который был бы непосредственным ее воплощением. Создается впечатление, что О. Шпенглер противоречит сам себе, связывая способ выражения египетской души именно с материалом искусства.

Аналогичная картина складывается и в отношении арабо-византийской культуры. Сравнивая живопись разных культур, Шпенглер отмечает, что «аполлоновская душа признает действительным только непосредственную наличность в пространстве и времени – и она отказалась в своих картинах от заднего плана; фаустовская – стремится к бесконечности – через все чувственные границы, – и она перенесла при посредстве перспективы центр тяжести замысла картины в даль; магическая считала все ставшее и протяженное воплощением таинственных сил – и она закончила сцену золотым фоном, т. е. прибегла к средству, стоящему по ту сторону всех естественных красок» [Там же, с. 365]. В исследовании магической культуры мы также не находим вида искусства, который непосредственно воплощал бы ее душу. Золотой фон мозаик и икон – это все, что имеет магическая душа.

Представляет интерес интерпретация О. Шпенглером сущности архитектуры. Этот вид искусства вообще не связан с определенной культурой, потому что архитектура является начальной формой любого искусства в любой культуре. Архитектура – это самое раннее и самое элементарное искусство, которое «обращается к праматери мира, к камню, воплощению сопротивления, которое боязнь стремится сломить» [Там же, с. 285]. Гигантская архитектура соборов и пирамид – это жертва, «которую юная душа приносит чуждым силам» [Там же]. Таинством всех ранних архитектур является «весь дух культуры, ищущей через свое превращенное в камень «я» соединения с основами мира. Древний собор есть полнейший макрокосм фаустовской души, пирамидный храм – египетской, базилики Равенны или Византии – магической» [Там же].

01 Июн 2016 в 09:18. В рубриках: Культура: люди и судьбы. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв