Просмотров 70

В культурах Древнего мира сформировались различные знаково-символические системы упорядочивающие Универсум, их объединяет единство музыкального звуковысотного структурирования и человеческой эмоции. Иными словами, формирование музыкальной знаковости неразрывно связано с человеческой душой и эмоцией. Данные представления уже имеют место в древнегреческих трактатах философов (Пифагор, Платон, Аристотель, Аристоксен, Птолемей и др.), а также в древневосточных памятниках культуры, например, в «Люйши чуньцю» (Китай) и «Сама-веде» (Индия). Далее проанализируем первые попытки осмысления музыкального бытия в восточной философско-музыкальной традиции.

Первые представления о китайской музыкальной культуре дошли до нас из древнего памятника древнекитайской философской прозы III в. до н. э. «Люйши чуньцю» («Весны и осени господина Люя»), который содержит широкий спектр высказываний по космологическому, антропологическому, философскому, политическому и социологическому аспектам жизни человека. Ключевым понятием трактата «Люйши чуньцю» является ритуал (ли) как исторически меняющаяся форма обрядового поведения человека в обществе, как свод этических правил жизнеустройства. Ритуал регулирует все отношения человека, соответственно, предопределяет этические и эстетические взгляды как выражение разных сторон обрядового поведения.

В контексте древнекитайской культуры не только центральное понятие этики ли (ритуал), но и такие понятия, как шань (благо) и мэй (красота), становятся одновременно как этическими, так и эстетическими категориями. В этом заключается синкретизм древней культуры, неразрывно связывающий человека с природой и Космосом. Синкретизм определяет смысл идеи целостной художественной формы как выражения общемировоззренческих, этических и эстетических ценностей культуры. Особенно это проявляется в музыке, в которой авторы «Люйши чуньцю» находят некую идеальную, звуко-пластическую модель творимого их воображением гармонического космоса. Музыка, музыкальные инструменты, а также мастерство музыканта становятся символом не только искусства, культуры (вэнь – воспитанность), но и мироздания в целом.

Согласно концепции выдающегося востоковеда, исследователя китайской культуры Г. Ткаченко, впервые обратившегося к эстетике космогенеза в китайских источниках, космогонический процесс, каким он представлен в «Люйши чуньцю», неотделим от Первозвука, сопровождающего образование неба и земли, возникновение Космоса из Хаоса. Звуки, по мнению исследователя, «рождающиеся в самый момент космогенеза, а затем сопутствующие каждому новому циклу космического времени, сразу гармоничны, это – Музыка» [1, с. 45].

Не случайно музыкальная теория, объясняющая происхождение гармонии, занимает центральное положение в художественной системе авторов «Люйши чуньцю». Возникновение музыкального звука китайская философия связывает с самим дао, одна из первых фаз проявления которого непосредственно связана с поляризацией звуковых частот инь и ян. Однако прежде их поляризации возникает некая среда, обеспечивающая распространение звуковых волн разной частоты. Такая среда в традиции «Люйши чуньцю» обозначается термином ци. «Музыка – это тонкая ци – воздушная материя, отмечающая ритм возрастания и убывания неба и земли, поэтому только мудрец способен придать ей качество гармоничности. Такова основа музыки» [Там же, с. 49].

16 Июн 2020 в 10:04. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв