Просмотров 743

Думается, ответ (и путь) возможен следующий. Виртуальная реальность укоренена в антропогенезе: именно благодаря виртуальной мощи сознания существует духовная культура, научные и художественные открытия, а потенциальность мечты вдруг вспыхивает в повседневности. И не эта, атрибутивно присущая человеку виртуальность виновна в том, что идеолого-политическая целесообразность вытесняет этику, используя для этого весь потенциал технологий. А искусство продолжается. В мегаполисах ставят «Гамлета» и «Чайку»; продолжаются аншлаги на оперных и балетных премьерах. В лучших залах мира играют Чайковского, Брамса, Малера etc. лучшие оркестры. И по-прежнему высший пилотаж художника – впустить в мир героя, которому предстоит пережить четвертую промышленную революцию и многое другое, о чем еще никто не догадывается. В этом, по-видимому, надежда.

А что до Агасфера, – сей ветхозаветный персонаж грешен и трагичен. Бессмертие же – удовольствие сомнительное хотя бы потому, что ты везде чужой; все уйдут, а ты останешься. Однако представим себе, что из культуры встали и ушли грешные и бессмертные Гамлет, Кармен, Клеопатра, Раскольников и прочие. Наверное, это и есть апокалипсис. А потому сотворение продолжается.

Литература

  1. Новейший философский словарь / сост. А. А. Грицанов. – Минск : Изд. В. М. Скакун, 1998. – 896 с.
01 Мар 2016 в 09:04. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв