Просмотров 743

Другой тип имеет конкретное авторство: таковы Гамлет и Дон-Кихот, Гулливер и Робинзон Крузо, Обломов и Раскольников, Кармен и Татьяна Ларина и многие другие, вокруг которых и в связи с которыми возникают культурно-символические пространства, втягивающие в свою орбиту бесчисленных комментаторов и интерпретаторов. В дебрях герменевтических кругов складываются новые проблематизации, и выясняется, что давно привычный персонаж по-прежнему неисчерпаемо глубок и загадочен и нет единого алгоритма. Есть Гамлет сценический и экранный, сыгранный академически и постмодерно; есть Гамлет на языке Шекспира и на современном английском и Гамлет перевода (например, Б. Пастернака). Есть Гамлет как философская проблема, как этическая коллизия, как нравственный выбор, как трагедия воли, как пограничное нахождение между добром и злом. Этому не видно конца, и конец вообще не предусмотрен, поскольку персонаж имеет дату рождения и apriori лишен даты смерти. История начиналась во времени, а затем, образуя рукава и отроги, обросла материей вечности.

Дон-Кихот вообще вырывается из авторских границ романа. Вполне традиционно выглядит версия о пародии на рыцарский роман, надоевший Сервантесу. Однако пародия получилась странная: проходили эпохи, неузнаваемо менялась карта мира, Испания времен «signo d’oro», «золотого века» позднего Возрождения, ушла в славное прошлое, а несуразная фигура с ее атрибутами – дохлой клячей, сломанным копьем и заржавевшим шлемом – становится все трагичнее, все разрастается, заслоняя горизонты эпохи своего создания, авторских устремлений и пристрастий. А борьба с ветряными мельницами становится любимым занятием интеллигенции в любые времена и в любых странах. И при этом каждый отчетливо понимает, что это вовсе не великаны, а реальные мельницы, а мельницы победить нельзя. Быть может, это, как и многое другое, понимал и безумный рыцарь?

01 Мар 2016 в 09:04. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв