Просмотров 11

УДК 130.2

В. Ю. Даренский

Стефан Цвейг, всемирно известный как писатель, но еще не вполне оцененный как мыслитель экзистенциалистского типа, в качестве эпиграфа к одной из своих биографий из цикла «Строители человечества» взял строчку из стихотворения А. Поупа: «The proper study of mankind is man», что в наших изданиях переведено как «Отдельный человек – сжатый этюд всего человечества» [15, с. 5]. Однако в более буквальном переводе данный поэтический афоризм – это утверждение о том, что для подлинного понимания человечества нужно изучать отдельного, конкретно взятого человека. Следовательно, это не романтическая метафора, а свернутое умозаключение, и это не удивительно, поскольку А. Поуп принадлежит эпохе высокого классицизма и мыслит строго рационалистично даже в рамках поэтической строки. В свою очередь, С. Цвейг разворачивает этот афоризм в концепцию, которую можно назвать «метафизикой биографии». В основе этой концепции лежит ясное понимание значимости отдельной личности как живого «органона» культуры и человеческого сообщества: не в книгах и текстах, а в живом человеке воплощены высшие ценности и «идеальные модели» жизни и культуры. И биография – это самый прямой путь к их пониманию и «расшифровке».

В частности, С. Цвейг пишет о том, что в ряду изображений «Строители мира» он пытается «пояснить творческие устремления духа самыми яркими типами, а типы, в свою очередь, образами… В „Борьбе с демоном” показаны Гёльдерлин, Клейст и Ницше как три различных воплощения гонимой демоном трагической душевной природы, переступающей в борьбе с беспредельным границы, положенные как ей самой, так и реальному миру. „Три мастера” показывают Бальзака, Диккенса и Достоевского как типы мировых эпических изобразителей, создавших в космосе своих романов вторую действительность наряду с существующей. Путь „Трех певцов своей жизни” ведет не в беспредельный мир, как у первых, и не в реальный, как у вторых, а обратно – к собственному „я”» [Там же]. Как видим, хотя исследование ведется художественными средствами, однако его конечная цель в данной формулировке самого С. Цвейга – сугубо философская. И этот пример является далеко не единственным. Создателем особого жанра биографии не как простого жизнеописания, но как философского исследования личности, по-видимому, является Р. У. Эмерсон, создавший такой тип биографического жанра в своей книге «Представители человечества» (1850) – доработанном курсе лекций, прочитанном им в Англии. Для Р. У. Эмерсона был актуален обобщающий взгляд на всю европейскую культуру «со стороны», под углом зрения молодой культуры, которой было необходимо обобщить весь опыт предшествующей культуры в концентрированных личностных образцах.

Аналогичным явлением того времени становится и знаменитая книга Т. Карлейля «Герои, культ героев и героическое в истории» (1841), также родившаяся из публичного курса лекций. Такое «лекционное» и публичное рождение философской биографии не случайно, но оно четко соответствует смыслу и главной задаче этого жанра – пробуждению исторического и нравственного сознания людей на основе ярких личностных образцов. Если воспользоваться концепцией М. К. Петрова [7, с. 400–401] о трех типах социокодов «тезауруса» культуры – лично-именном (архаическое общество), профессионально-именном (традиционное общество) и универсально-понятийном (современное), то появление философской биографии есть не что иное, как возрождение лично-именного социокода в эпоху модерна.

09 Дек 2019 в 11:12. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Навигация

Рубрики

Поиск

Архив

Наш город

Подписка

  • Наша группа Вконтакте
  • Подписка на Фейсбук
  • Подписка на Твитер