Просмотров 214

Человечество, согласно художнику и философу,  живет в противоречивом мире, где у него есть только два пути: «Путь мятежа и путь приспособленья». Поэт соглашается, что «Мятеж – безумие». «Но в борьбе за правду невозможного Безумец – / Пресуществляет самого себя, / А приспособившийся замирает / На пройденной ступени» [Там же].

Конечно, книга «Путями Каина» стала настоящим вызовом обществу. Пугающим было то, какое значение и смысл придавал художник понятию мятежа. Непонятным казалось, что именно Каин, а не Адам или добрый Авель стал центральной фигурой поэмы. Из двух братьев хорошим всегда  считали Авеля, и мало кто хочет быть отождествлен с первым мятежным убийцей. Однако всякий художественный текст нуждается в правильной интерпретации. Анна Симбилайн, например, полагает, что  убийство Каином своего брата носит в поэме символический характер: это интеграция Тени, по Юнгу [9]. Мы полагаем, что с данным высказыванием следует согласиться. Человек двойственен по своей природе. Антиномичность человеческой души Волошин неоднократно подчеркивал в своих произведениях. Человек может глубоко упасть и вознестись до святости. В нем живет и устремленность к прекрасному, созидательное начало, и своевольный мятеж, протест против сковывающих его обстоятельств. Поэт задавался вопросами: почему история движется путем кровавых войн и революций, почему так велика цена общественного и технического прогресса для человека? Ответы на эти вопросы лежат в плоскости антиномичности человеческой души, которая для него наиболее полно воплощена в образе Каина.

 Каждый художник отображает свое время, но масштаб этого отображения различен. Федор Сологуб не случайно назвал  Максимилиана Волошина «совопросником века сего» [3, с. 398], а Евгений Евтушенко полагал, что ряд волошинских определений в стихах «может послужить философскими пособиями в изучении отечественной истории» [Там же, с. 399].  Поэт  жил в трудную  эпоху войн и мятежей. Он и сам был мятежником по духу и хотел понять суть человека и гнездящегося в его душе мятежа, раздувающего пламя человеческих свершений и революций. Но волошинский  мятеж был иного рода, чем революционный, собирающий людей в  буйные толпы, несущий смерть и разрушение. Он был направлен на то, чтобы «В уединенье выплавить свой дух / И выстрадать великое познанье» [Там же, с. 343].

01 Июн 2016 в 09:17. В рубриках: Культура: люди и судьбы. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв