Просмотров 91

Мы подошли к третьей картине Пауля Клее – «Ребенок на перроне» (рис. 3), которая завершает триптих Э. Денисова. По словам композитора, к имеющемуся ранее инструментальному составу – альту, вибрафону, контрабасу и фортепиано – он «добавил еще два: гобой и валторну» [4, c. 319]. Поскольку, как утверждают искусствоведы, данная картина «передает состояние одинокого ребенка, на которого наваливается темный город с его пугающими очертаниями» [10, с. 17], становится очевидным, что интересующий нас визуальный текст коррелирует с аналитической функцией, актуализирующей в рамках словесного творчества ситуативный портрет. Речь идет о таком типе портрета, который фиксирует лишь внешние, зависящие от сопутствующих обстоятельств признаки персонажа, накладывающие отпечаток на его внешность. При этом доминантой ситуативного портрета будет необходимый автору для представления данного персонажа тот или иной ситуативный параметр (изображение второго плана). Динамика ситуативного портрета является главным индикатором, определяющим признаки внешности для их текстового изображения.

Специально оговорим, что изображение второго плана, которое самым непосредственным образом связано с перроном – проходящей параллельно железнодорожным путям укреплённой платформе, предназначенной для посадки и высадки пассажиров поездов [12], – дает нам все основания внести некоторые коррективы в содержательно-фактуальную информацию, представленную Е. О. Купровской. Имеется в виду указание на то, что ребенок предстает поглощенным темным городом с его пугающими очертаниями. На наш взгляд, в данном случае речь идет не столько о городе как таковом, сколько о приметах, характерных для любого вокзала.

5

Рис. 3. П. Клее. Ребенок на перроне

01 Мар 2016 в 09:11. В рубриках: Культура: люди и судьбы. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв