Просмотров 341

Прп. Моисей Оптинский говорил: «Один называется человеком, но внешним, другой именуется человеком внутренним. Сии два, в одной ипостаси человека соединенные, так между собою различны, как различны между собою небо и земля, и так один другому противоборственны, что, не бывшу просвещенну благодатию Христовою, невозможно разобрать себя самого и управить безбедственно. Внешний бо человек есть тело тленное, на послужение души Богом устроенное, своего требует удовлетворения; внутренний же человек есть душа бессмертная, по образу Божию и по подобию созданная на дела благие, требует своего свойственного делания и удовлетворения». Так что всегда внутренний человек ведет нас по пути совести и преодоления соблазнов. Если же мумифицировать свою душу, полностью отдаваться  диктату внешнего человека, то ты попадаешь на путь логики удовольствия, или «либидной экономики» (Владимир Малявин). Противостояние внутреннего и внешнего человека, разрушение целостности человека, его озверение (помните: свт. Владимир говорил после крещения: «Был зверь, стал человек»!) заканчивается трагически. Это прекрасно показал А. Платонов в своем «Чевенгуре», когда противостояние «внутреннего» и «внешнего» человека у Саши Дванова заканчивается утратой ценности жизни и уходом в озеро. Каждый блок цивилизационного пространства имеет свои формы, наиболее адекватные эгосу. В производстве это разделение труда и оплата по труду и иерархическое строение производственных процессов; в экономическом блоке – отношения «купли-продажи», или «рыночные отношения», как сейчас принято говорить; в политическом блоке – демократия с ее коррумпированностью чиновничьего аппарата; в идеологическом – свобода совести с ее атеизмом; в науке – материализм. Мировоззренческой платой за материализм для человека, оказавшегося в пространстве цивилизации, является превращение существа в вещество.

В цивилизации воистину Бога нет, и потому в этом пространстве все можно. Конечно, внутри цивилизации возникают все новые и новые механизмы, которые направлены на то, чтобы обуздать агрессивность, имманентно присущую цивилизации. Не тут-то было! Эти механизмы рано или поздно, по правилам обращения результатов, превращаются в свою противоположность. Закон, призванный защищать от убийцы, рано или поздно обязательно  оказывается на стороне убийцы. Под воздействием этих элементов рыночные отношения, например, не укладываются полностью в формулу «человек человеку волк», потому что в основе рыночных отношений лежит интерес получения выгоды. На рынке иногда оказывается выгодно быть честным. С. Соловейчик справедливо писал: «В мировой истории нравственности вместе с Октябрьской революцией произошел поразительный переворот. Само дело заставляет хозяина-собственника быть порядочным, а страх потерять место заставляет неимущего старательно, на совесть работать. Конкуренция делает человека совестным, она же делает его и бессовестным. Порядочность – конкурентоспособный товар, и, торгуя на рынке, человек не обманет; но за место на рынке он перегрызет горло» [6, с. 60]. Здесь замечательной является мысль о том, что порядочность может быть конкурентоспособной, только в таком качестве она небескорыстна. Все человеческие качества в цивилизации произрастают на фоне корысти – абсолютно все, включая и религию. Именно с этой стороны понимал и видел религию Белинский, когда выговаривал Гоголю за его религиозность. Цивилизация порождает моду на выборочную честность и порядочность – то, что сегодня часто именуется политикой двойных стандартов.

01 Мар 2016 в 09:01. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв