Просмотров 211

К сожалению, спустя совсем немного времени степень разобщенности с Европой возрастет на порядки, на резко противоположное переменится мнение Советской России о великом французском драматурге, и на долгие десятилетия этот очерк окажется последней попыткой критического взгляда на творчество Поля Клоделя.

Итак, в России начала XX века творчество Поля Клоделя притягивало многих поэтов, критиков и деятелей театра, тогда появляются и первые переводы и постановки. Первым переводчиком Клоделя на русский язык стал Максимилиан Волошин, ему же принадлежат и интереснейшие критические эссе о французском поэте. Правда, пока, как и в статьях И. Анненского, именно о поэте. Несмотря на перевод пьесы «Le Repos du Septième Jour», для Волошина Клодель все-таки оставался прежде всего (если не исключительно) поэтом, а его пьесы – своего рода драматическими поэмами.

А вот следующее «поколение» критиков, пишущих о Клоделе, уже полностью «переключилось» на Клоделя-драматурга, что не мешало, впрочем, постоянно подчеркивать мощь его поэтического дара. Статьи этого периода Б. Эйхенбаума, А. Луначарского, Е. Панна, С. Волконского, В. Дьяконова, В. Шершеневича до сих пор представляют несомненную научную ценность.

Итак, русская традиция «клоделеведения» существовала. К сожалению, материалом для этих критиков были только ранние произведения Поля Клоделя – дальнейшие исследования были прерваны в середине 1920-х годов, когда по идеологическим причинам (Клодель был крайне враждебен революции вообще и русской революции в частности, в 1938 году и вовсе написал эссе о Советской России с многозначительным названием «Время в аду») драматург был вычеркнут из нашей художественной жизни.

02 Дек 2015 в 14:04. В рубриках: Арт-заметки. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв