Просмотров 211

Собственно А. Луначарский, ставший после революции комиссаром народного образования, сделал все, чтобы официально способствовать продвижению драматургии Клоделя в Советской России. Как раз к широким массам. И в тот период любимой для него стала пьеса «Tête d’Or» – эта мистерия, которая, независимо от «легкого душка католицизма», ставит громадные проблемы и создает незабвенные образы [14, р. 80].

«L’Annonce faite à Marie» в постановке Люнье-По привлекло к Полю Клоделю еще одного критика – Е. Панна, который опубликовал в России эссе «В защиту выразительности искусства» [11]. Годом позже, после постановки «L’Echange» Жаком Копо, он написал статью-синтез «Драма вечности в творчестве Поля Клоделя» [12], где представил писателя в перспективе, сильно отличающейся от взгляда на него Эйхенбаума. Для Панна фундаментальный лиризм Клоделя – это совершенное выражение «драматургии настоящего»: «этот лирический порыв к самоопределению, это усилие его прорвать окружающую мистерию мироздания и воплощает трагедию современности». И «если Эсхил дал трагедию прошлого, если Шекспир развернул трагедию настоящего, а Данте – трагедию будущего, то Поля Клоделя можно назвать мастером трагедии вечно сущего времени» [Там же, с. 4].

Именно время называет Панн главным действующим лицом клоделевской драматургии, краеугольным камнем его философии [Там же]. В магическом воплощении временного в вечном находит критик чарующую особенность клоделевского творчества. По его словам, для Клоделя-христианина в мире живет Бог; для Клоделя-поэта мир заселен людьми. Герои клоделевской драматургии – символы предвечной драмы, но его мощный талант не останавливается перед трудностями их земного воплощения [11,
с. 38 – 39], поскольку Поль Клодель нашел разгадку жизни в религиозной идее [12, с. 5].

02 Дек 2015 в 14:04. В рубриках: Арт-заметки. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв