Просмотров 9

Литературное творчество В. Набокова напоминает довольно сложную шахматную композицию, где на доске стоят шахматные фигурки, а у доски – фигуры автора текста и его читателя. Шифруя свою задумку, Набоков предлагает читателю приложить определенные усилия, чтобы расшифровать смысл этой загадки. Если читатель в статусе комментатора ошибается, автор приходит в ярость, рассматривая иное толкование как умышленные попытки нанести ущерб его авторской репутации.

Возможно, Набоков в чем-то прав, но в целом это трансформация болезненного самомнения, которая проявляется в тщеславии и самолюбовании, за которым стоит суперэлитное воспитание. Родился Владимир Набоков в 1899 году в аристократической семье. В Тенишевское училище на Моховой (Санкт-Петербург) он пришел, добротно подготовленный гувернерами. Хорошо знал языки, прекрасно играл в шахматы, теннис, футбол, демонстрируя в каждом случае ярко выраженную индивидуальность и игнорируя коллективное участие. Ярость, брезгливость, болезненная реакция на критику – это составляющие набоковских поступков. Для него существовали только два авторитета: отец и он сам. Все это складывалось в детстве и юности, закрепляясь в стереотипах последующего возраста. Стереотипы детства – это спутник человека на всю оставшуюся жизнь, что подтверждается сравнительным анализом становления и развития двух неординарных личностей – В. Набокова и А. П. Чехова.

Чтобы понять Набокова, надо не только читать его тексты, но одновременно искать ключ к разгадке текста. Набоков пытается создать своего читателя, утверждают одни. Другие считают Набокова исключительно незаурядным с правом быть классиком литературы. Есть и третья точка зрения, рассматривающая набоковское наследие как специфическую имитацию европейского постмодернизма.

У каждой из сторон своя правда, но с открытием истины не все так просто, ибо творчество Набокова – это «сложная шахматная композиция», которая заявляет о себе как загадка, а ее автор является хранителем ключа этой загадки. Набоков ушел в мир иной, оставив нам возможность гадать о его месте в табеле рангов литературного наследия.

Когда Набокова расспрашивали о русских в Европе, у него для них не нашлось доброго слова. С изрядной порцией брезгливости он пишет: «Трясогузками ходят блудницы, на русском Парнасе темно. Вымирают косматые мамонты…» (Парижская поэма, 1943 г.)

Он не считал нужным проявлять чувство признательности за помощь и человечность даже в отношении людей ближайшего окружения, демонстрируя безразличие, а подчас и подозрение, что за этим скрывается чей-то интерес. Что стоит за всем этим: черствость, самолюбие или неуверенность, прикрытая высокомерием? Он был легко ранимым, о чем свидетельствует его отношение к критике. Успех любого писателя вызывал раздражение. В романе Бориса Пастернака «Доктор Живаго» он увидел только слабое и тривиальное произведение. Чтобы убедиться в набоковской предвзятости, стоит прочитать размышления Д. С. Лихачева над этим романом. Роман «Доктор Живаго», как отмечал ученый, это тоже автобиография, но ее особенность в том, что в ней отсутствуют внешние факты, а раскрывается внутренняя жизнь автора через другого – доктора Живаго. Герой Пастернака нейтрален по отношению к читателю, чего не скажешь о герое Набокова. Пастернак – бытописатель. Набоков – мастер слова, виртуоз языка. Пастернак ищет причину социальных коллизий. Набокова интересуют только возможности языка.

16 Июн 2020 в 10:07. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв