Просмотров 613

Движение индивидов по правилам устанавливает и по-человечески раскрывает информационно-ценностные смыслы образов, а также социальные возможности использования вовлекаемых в сферу практической деятельности вещей. Соответственно видам целесообразной деятельности формируются морфологические структуры мозга, обеспечивающие знаковое моделирование особенностей внешнего мира в психике индивидов. Так, например, грамматические правила и соответствующие им нейронные структуры человеческого мозга являются одним из таких способов воспроизводства практического соотношения вещей в действительности: «части речи» воспроизводят родо-видовую эпистемологическую картину мира, а «члены предложения», в виде грамматически целесообразной последовательности слов, воспроизводят телеологические формы целесообразно-практической связи вещей в человеческой деятельности. При этом непредикативность обыденной речи создает возможность интенциональной содержательно-практической экспликации разнообразного смысла одного и того же слова, все зависит от практического контекста предметной связи образов. Например, в выражении «пришпандорить доску к забору» интуитивно, без словаря конвенционально фиксированных значений, вскрывается имплицитный практический смысл слова «шпандырь» – в данном случае «прибить» (шпандырем или линейкой (от англ. Span – измерять) у А. П. Чехова хозяин бил Ваньку Жукова), а в выражении «без направления из регистратуры забор крови не производится» слово «забор» означает уже не вещь, как в предыдущем примере, а практическое действие. Онтологический и практический смыслы звукосочетаний «пришпандорить» или «забор» интуитивно обнаруживаются в целесообразном соотношении предметных образов как свернутая программа человеческого движения. Таким образом, информационно-смысловая связь слов (знаков) в предложении устанавливается не детерминистски, по законам причинно-следственной связи, а телеологически, по законам целесообразной связи вещей в практической деятельности. Поэтому грамматические правила являются не произвольной выдумкой отдельных людей, а интенциональными моделями человеческой жизнедеятельности, соответствующими уровню развития социальной практики и характеру предметной среды, присущей данной культуре. Грамматические правила и соответствующие им нейрологические связи клеток мозга позволяют индивиду «автоматически» находить и структурно осмысленно выстраивать слова в аналогичных практике понятийных моделях социальной жизни.

Итак, тело индивида формируется в соответствии со сложившимися в данной культуре сценариями человеческих движений. Человеческие движения как культурные исполнения не являются произвольными, но в процессе образования и воспитания закономерно и осмысленно выстраиваются в соответствии с целесообразными схемами объективно присущих данной культуре практических действий. В свою очередь, структура и последовательность практических действий также не являются произвольными, но диктуются социальными целями и регулируются принятыми в данной культуре нормами, а в необходимых случаях законодательно закрепляются в стандартах и нормативах профессиональной, политико-правовой и любой иной деятельности. Общество в целом и каждый индивид в отдельности осуществляют тотальный контроль над целесообразной согласованностью и правильностью человеческих движений, чтобы вовремя устранять угрожающие существованию целого отдельные отклонения от культурно одобряемых стандартов движения. Дело в том, что индивидуальное тело в процессе имитации и подражания неизбежно совершает вариативные отклонения от принятых в данной культуре и объективно существующих требований, совершенных образцов и норм собственно человеческого движения, причем отклонения, как правило, в сторону несовершенства, что, в свою очередь, создает личностную неповторимость и уникальность каждого «единичного человека», отдельного человеческого индивида. Таким образом, человеческий индивид есть «частичный человек», деятельность которого выстраивается на основе многолетнего обучения в соответствии с заложенными в мозг и тело программами социального движения. Однако за уникальностью каждого «несовершенного» конкретного человеческого движения не следует терять из виду всеобщий, социально контролируемый и необходимый стандарт (норму) такого движения, на который ориентируются все члены данной культуры. Образно говоря, каждый единичный человек является своеобразной «голограммой» или «фракталом» культурно дозируемых и бесконечно воспроизводимых в данном обществе человеческих движений.

18 Апр 2019 в 13:21. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв