Просмотров 604

Преимущество нравственных чувств в определении нравственной нормы состоит в том, что, с одной стороны, благодаря им ситуацию не нужно заранее целенаправленно и рационально классифицировать как нравственную (возникновение непосредственного нравственного чувства означает, что индивид уже находится в нравственной ситуации), а с другой – нравственные чувства являются одновременно и способом рефлексии, точнее, ощущения-переживания границ конфликта интересов, и эффективным способом гуманного «осознания-принуждения» индивида к выполнению нормы справедливости. О конкретной нравственной норме (справедливом размежевании и удовлетворении интересов) индивид узнает в процессе нравственного уподобления и сопереживания, соизмеряя с помощью утилитарно-эгоистических и нравственных чувств свой и чужой интерес, одновременно избавляясь от нравственного страдания в границах справедливости. Соответственно, эффективность морального регулирования во многом зависит от богатства нравственных чувств индивида, наличия у него чувств совести, достоинства, справедливости, трогательного и др. Нравственные чувства – это очень гибкие и действенные психологические инструменты нравственного принуждения. Чтобы точно оценить ситуацию и ее последствия, чувства должны быть очень разветвленными и богатыми, способными к тонкой нюансировке в оценке нравственного события. Отсутствие же нравственных чувств делает индивида нравственно невменяемым эгоистом, то есть безразличным к чужому горю, неспособным к нравственной оценке и нравственному принуждению, а значит, неспособным к нравственной ответственности за свои поступки. Лишенный нравственных чувств человек видит лишь свои интересы и удовлетворяет их за счет интересов других людей.

Итак, нравственные чувства выполняют решающую роль в стимулировании нравственного поведения людей. Тем не менее нравственные чувства все же являются несовершенным регулятором, поскольку во многом зависят от психологического состояния и телесного здоровья индивида, допускают элемент случайности и ошибки нравственной интуиции. Нравственные чувства хороши лишь в стандартных и простых ситуациях. Это значит, что нравственная интуиция бывает недостаточной в двух случаях: 1) когда мы не можем разобраться в своих чувствах из-за сложности ситуации и не можем определить ее характер (как справедливо рассуждает Аристотель, не всегда легко решить, что делать – отдать долг или выкупить отца из рабства: «Следует ли выкупленному у разбойников в свою очередь выкупить освободителя, кем бы тот ему ни был, или отплатить ему, даже не попавшему в плен, но требующему воздаяния, [когда] выкупить нужно отца?» [1, с. 246–247]) и 2) когда характер ситуации нам ясен, но мы не можем заставить себя действовать в соответствии с требованием нравственного чувства (ярким примером здесь может быть художественное моделирование граничащей с нравственной безответственностью нерешительности переводчика Андрея Бузыкина в фильме Г. Данелии «Осенний марафон»). В таких случаях человек прибегает к помощи особой формы рациональности, которую по типу знания Аристотель в «Никомаховой этике» обозначает как fronesis – рассудительность. Мыслитель утверждает, что, в отличие от созерцательности sophia, которая в переводе означает «теоретическую мудрость», fronesis связан с целеполаганием, сопровождает активную деятельность людей, поэтому такой способ рационального мышления он определяет как «практическую мудрость». По мнению философа, в сравнении с отвлеченным теоретическим разумом (sophia, nous), рассудительность имеет дело не столько с общим, сколько с частным, «потому что она направлена на поступки, а поступок связан с частными [обстоятельствами]» [Там же, с. 180].

16 Июн 2020 в 10:14. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв